Что такое интеграция и что именно можно интегрировать

Что такое интеграция и какие ее разновидности? :

Сегодня в научной литературе и публицистике часто встречается термин «интеграция». Он прочно вошел в обиход речи как историков, политиков, журналистов, так и простых граждан. Но что такое интеграция?

Общее определение

Анализируя научную литературу, можно сделать вывод, что такое интеграция в понимании исследователей. Этим словом называют очень сложный, многогранный, беспристрастный процесс, который изобилует поисками, политическими, финансовыми, социальными, правовыми, экономическими противоречиями, которые обусловлены жизнью.

Интеграция, говоря о результатах ее развития, являет собой высшую экономическую, социальную, государственную, правовую, культурную и политическую ступень развития всего мирового сообщества народов и стран.

Для самого этого понятия, ввиду его сложности, не существует одного точного определения. Это вполне объяснимо, так как, во-первых, существует огромное количество моделей и типов процессов интеграции, которые отличаются по своим функциям и целям, а во-вторых, различаются и государственные интересы, которые преследуют группы стран или отдельно взятые страны.

Что такое интеграция? В совокупности это создание новой надсистемы, максимально общей, которая может появиться на базе соединения некоторых подсистем, взаимодействующих между собой.

При этом объединяются общие функции, появляется возможность решать совместные задачи, разрабатываются стратегии и программы совместного развития в разных сферах и областях.

В конечном итоге это приводит к частичному либо полному слиянию.

В основном идет речь о таком понятии, как «международная интеграция», но этот термин может относиться даже к малому бизнесу. Есть несколько основных подвидов интеграции.

Горизонтальная

Что такое интеграция горизонтальная? Это процесс сближения стран или компаний, которые:

  • находятся на похожих этапах развития, на «одном звене»;
  • способны работать и конкурировать на одних и тех же секторах рынка, в одних отраслях;
  • специализируются на производстве схожего рода продукции.

Этот вид интеграции связан с повышением так называемого удельного веса того или иного предприятия либо страны. Так можно минимизировать упущенные выгоды.

Вертикальная

Что такое интеграция вертикальная? В данном процессе идет включение в компанию других компаний, связанных с основной технологическими цепочками. В конечном итоге идет установление полного контроля материнской компании над дочерними. Это же касается и межгосударственных отношений.

Диагональная

Это процесс объединения между предприятиями или государствами, которые находятся на разных уровнях развития и ориентированы на разную продукцию.

Экономическая

Что такое интеграция в экономике? Естественно, без учета финансового сектора этот процесс просто невозможен в современном мире.

Таким образом, экономическая интеграция на макроэкономическом уровне – это процесс взаимодействия между странами, который приводит к сближению механизмов хозяйства и принимает форму соглашений на межгосударственном уровне, которые согласованы и регулируются органами межгосударственного права.

Предпосылками для такого процесса являются: сопоставимость уровня развития стран-участников, географическая близость, общность проблем и интересов, рыночные реформы. Есть несколько основных ступеней интеграции экономической:

— торговые преференциальные соглашения, благодаря которым страны формируют различные льготы друг для друга;

— зоны свободной торговли, которые предусматривают абсолютную отмену тарифов на таможне между государствами-участниками и только между ними;

— союз таможенный, предполагающий отмену общего налога в отношении других стран, которые не являются участниками союза;

— общий рынок, в котором идет свободное движение не только услуг и товаров, но и рабочей силы, и капитала;

— союз экономический, предусматривающий координацию совместной политики, законодательства в бюджетных, валютных и социальных областях.

Источник: https://www.syl.ru/article/190336/new_chto-takoe-integratsiya-i-kakie-ee-raznovidnosti

«Интеграция интеграций»: обманчивая мечта

В своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН – которого ожидали очень долго, но которое забылось на фоне начала военных действий в Сирии столь же стремительно, как Олимпиада в Сочи на фоне крымской аннексии – президент Владимир Путин озвучил немало неочевидных тезисов и нереализуемых пожеланий.

Одну из его мечт следует воспроизвести полностью, так как она в последние годы вспоминалась не раз и не два: «В противоположность политике эксклюзивности Россия предлагает… так называемую интеграцию интеграций, основанную на универсальных прозрачных принципах междуна­родной торговли.

В качестве примера приведу наши планы по сопряжению Евразийского экономического союза с китайской инициативой по созданию “Экономического пояса Шелкового пути”. И по‑прежнему большие перспе­к­тивы видим в гармонизации интеграционных процессов в рамках Евразий­ского экономического союза и Евросоюза».

Плохо это или хорошо, но шансов на ее реализацию у России куда меньше, чем на победу в борьбе с Исламским государством.

Что такое в представлении Путина «интеграция интеграций»? Этот концепт, предложенный в середине 2000-х годов Сергеем Карагановым, предполагает, что в отношениях между ЕС, с одной стороны, и Россией с ее постсоветскими союзниками, с другой, может возобладать подход, при котором стороны сочтут опыт друг друга самоцен­ным, а самих себя – равными партнерами. По сути, речь идет о создании «Ев­разийских Сообществ» в виде ЕС и ЕАЭС. Однако, на мой взгляд, данная инициатива изначально не имела шансов на успех по целому ряду причин.

Во-первых, механизмы как самих интеграций, так и функционирования интеграционных объединений диаметрально противоположны. На протяжении последних 15 лет в ЕС добровольно вошли 13 стран, каждая из кото­рых долго боролась за право вступления.

Союз организован как сообщество равных; существует Суд, решения которого обязательны; имеются обладаю­щие реальными полномочиями Комиссия и Президент. В случае с ЕАЭС из шести стран, которые, как предполагалось, должны были составить Союз, к двум (Армении и Украине) пришлось применять выкручивание рук, и один раз эта тактика даже не сработала.

Евразийский Союз организован как кли­ентела России; решения Суда имеют рекомендательную силу; реального та­моженного союза так и не создано, центральные органы власти аморфны.

Во-вторых, ЕС объединен скорее экономически, ЕАЭС скорее политически: не говоря о нынешнем положении вещей, напомню – в начале своего пути евро­пейцы объединили тяжелую промышленность (уголь и сталь), в то время как в евразийском альянсе власти каждой страны только и пекутся о «стратеги­ческих» предприятиях, которые не должны попасть в чужие руки.

В-третьих, «интеграция интеграций» невозможна еще и потому, что каждая из сторон рассматривает часть своих соседей как «обязанных» интегрироваться сначала именно с ней, а уже потом, как часть ее интеграционного проекта, с дру­гим крупным альянсом.

Можно вспоминать еще много моментов – от степе­ни демократичности обеих групп стран до их сравнительного экономичес­кого веса – чтобы понять: никакой равноправной «интеграции интеграций» Путин не дождется. Можно также добавить, что если российский президент считает, что интеграция – это то, что «основано на универсальных прозра­ч­ных принципах междуна­родной торговли», то он отстал от жизни лет на 50: как раз ко второй половине 1960-х все основные торговые вопросы в ЕЭС бы­ли сняты, и интеграция стала вовсе уже не о торговле.

Менее экзотический, но тоже невыполнимый пассаж – про связь евразийской интеграции в постсоветской Центральной Азии с продвигаемой Пекином «зо­ной сопроцветания» по пути пролегания нового Шелкового пути.

Да, у наших китайских соседей и вправду есть такой план, но тут основная проблема состоит не в готовности к интеграции, или ее полезности и рациональности, а в выполнимости тех условий, которые, собственно, лежат в основе потенциального интеграционного проекта на Востоке.

Во-первых, нужно исходить из того, что главным связующим звеном в этой ситуации является именно «Шелковый путь» – т.е. мощный инфраструктурный проект: автомобильная и железная дороги, связывающие Синьцзян и (Юго)Восточную Европу.

Си Цзиньпин огласил этот проект в сентябре 2013 года в Астане, но соответствующие планы китайцы вынашивали уже давно: с их стороны к пограничному пункту Достык в Казахстане подведены современ­ные трассы, и созданы прекрасно работающие таможенные терминалы. Но ничего подобного нет на российской стороне. По официальным расчетам, ЦКАД должна быть достроена к 2022 году за 300 млрд. руб. ($8,1 млрд.

на момент обнародования калькуляции), учас­ток от нее до казахской границы – к 2023 году за 760 млрд. руб. ($21 млрд.). Стоит верить в эти сроки, учитывая, например, темпы строительства дороги на Петербург? И в цифры инвестиций, принимая во внимание двукратную девальвацию и резкий рост издер­жек? Ответ очевиден.

Во-вторых, стоит заметить, что Китай традиционно ориентирован на сотрудничество со странами, которые заведомо слабее его – именно поэ­тому все идет так хорошо с Латинской Америкой и совсем «не очень» с Японией или Индией. Поэтому в Пекине скорее будут строить коридор не через Россию, а через Казахстан, другие среднеазиатские страны, Кавказ и Турцию.

Такой маршрут непрост, особенно учитывая фактор Каспия – но тут неожи­данно сняты санкции с Ирана, и воссоздание исторического Шелкового пути – дороги по южному берегу Каспийского моря – становится очень вероятным. В этом случае интеграция Центральной Азии может оказаться интеграцией ее не с Россией, а отчасти против России.

В-третьих, и об этом я много писал, Путин недоговаривает о том, что Китай строит концепт «двух Шелковых путей», сухопутного и морского – и второй имеет большие шансы оказаться предпочтительным, если китайцы закончат сооружать глу­бо­ководные порты на бирманском побережье Бенгаль­ского залива моря и подведут к ним современные автомобильные и железные дороги из Сычуаня.

Стоит вспомнить и тот пассаж, в котором Путин критикует «ряд стран, которые пошли по пути закрытых эксклюзивных экономических объединений, причем переговоры об их создании идут кулуарно, втайне и от собст­венных граждан, и от других стран».

Здесь слышна явная обида на то, что в ту «интеграцию интеграций», которую сейчас называют TTIP (Transat­lantic Trade and Investment Partnership), Россию не то чтобы не зовут, но о ней и не ставят в известность.

Но на что мы можем рассчитывать, если объем несырьевой торговли между ЕС и США в 2014 году составил $694 млрд., а Россия поставила в Европу товаров (за исключением энергоносителей) на $56 млрд., а в США – на $8 млрд.

? При этом президент явно сгущает краски – большинс­тво обсуждаемых документов TTIP вполне официально и своевременно вы­кладываются на официальном сайте Европейской Комиссии.

Между тем слова Путина, произнесенные им с трибуны ООН, не должны рассматриваться как ничего не значащие заявления. В них заложен глубокий смысл, а точнее – «большая и светлая мечта».

Я думаю, что российский президент действительно долгие годы вынашивал масштабные интеграционные проекты, и пока еще даже окончательно к ним не охладел. Он убежден, что интеграция – это современная версия империи, и потому относится к этому явлению «по определению» хорошо.

В его выступлениях неоднократно мо­жно заметить отношение к объединенной Европе не как к сообществу рав­ных, а по сути как к «зоне влияния» Германии.

И, как немец по складу хара­ктера, Путин, похоже, отчасти даже недоумевает, почему «во всем похожий», как он говорил о нем в 2011 году в одной из предвыборных статей, про­ект при лидирующей роли России не приносит пока столь же впечатляющих результатов.

В Кремле не верят, что в Европе интеграция во мно­гом порождена движением масс, и управляется демократически, считая отсылки к де­мократии «операцией прикрытия» – и именно из-за тако­го неверия и из-за глубокого непонимания того, как организована жизнь на западе от российских границ, и появляются мечты об «интеграции интеграций». Искренние, но неосуществимые.

И это, разумеется, печально – просто потому, что с течением времени европейцы, «поломавшись» и потянув время, вынуждены будут завершить их европейский проект: и случится это на границах Смоленской и Ростовской областей, Ставрополья и Чечни.

Для России это будет концом «европейской мечты» и оживит мечту не «евразийскую», а «азиатскую».

Тогда союзу с Ки­таем – по определению неравноправному (Китай, замечу, не продвигает, в отличие от Европы, проекты интеграции – он предлагает «сопроцветание», то есть определенные выгоды соседям от своего собственного быстрого раз­вития) не останется альтернативы.

Тогда Россия – даже без особого рвения – будет встраиваться в азиатские цепочки производства и сбыта, усваивать ази­атские политические практики, соревноваться не с Чехией или Испанией, а в лучшем случае с Малайзией и Таиландом.

Читайте также:  Как сделать горизонтальное или вертикальное выпадающее меню для сайта на основе css и html в онлайн сервисе

Конечно, хотелось бы оказаться неправым – но следует учесть, что такой ход событий может не состояться только в том случае, если Россия вдруг поменяет свою точку зрения на европейский интеграционный проект и проя­вит желание интегрироваться в объединенную Европу без всяких особенн­ых условий. Само по себе такое предложение было бы выдающимся внеш­непо­литическим шагом, так как поставило бы европейских лидеров в тупик и, впо­лне вероятно, вернуло бы Путину его политический вес в мире куда более радикальным образом, чем неразборчивые бомбардировки Сирии. Но российский президент традиционалист, или, как он сам говорит, консерва­тор, и поэтому он больше понимает язык войны, а не мира; язык имперско­сти, а не демократии. И, значит, все его нью-йоркские сентенции все же не сто­ит принимать всерьез.

Источник: http://intersectionproject.eu/ru/article/economy/integraciya-integraciy-obmanchivaya-mechta

Что такое интеграция? Международная экономическая интеграция :

В информационных лентах или новостных передачах часто можно услышать слово «интеграция», как правило, в контексте какого-либо экономического или политического события или ситуации.

Оно достаточно плотно вошло в наш лексикон, но при этом его значение понятно не всем. Эта статья поможет ответить на вопрос о том, что такое интеграция.

Кроме того, вы сможете восполнить пробелы в знаниях и лучше понимать происходящее на политико-экономическом олимпе.

Что такое интеграция?

Латинское слово «интеграция» означает процесс объединения разных частей в единое целое. При этом в зависимости от контекста применения этого термина определение уточняется и дополняется.

В экономическом контексте интеграцией называется процесс активного сближения, слияния и взаимного приспособления национальных хозяйственных систем.

Они склонны к саморегулированию и саморазвитию на основе согласованных между государствами политических и экономических договорённостей.

Международный уровень

Международная экономическая интеграция заключается в ряде критериев, которые в итоге определяют её сущность:

  • Она вероятна лишь между странами, которые близки друг другу по социальному и идеологическому укладу, имеют политическую совместимость систем и сопоставимость по экономическому уровню развития.
  • Международная экономическая интеграция эффективна и тем более успешна только на одинаково высоком уровне развития производительных сил, то есть возможна между развитыми странами.
  • Имеет собственную внутреннюю логическую последовательность проводимых мероприятий, так как различные компоненты интеграции имеют тесную взаимосвязь и взаимообусловленность.
  • Она управляется и направляется на самом высоком уровне – межгосударственном и межправительственном.

Европейский вариант

Европейская интеграция имеет достаточно длительную историю, где уже на протяжении нескольких десятилетий осуществляется поиск оптимального пути развития и формирования единой Европы. Пока он до сих пор не найден, поскольку страны, пытающиеся объединиться, имеют весьма неоднородные процессы, что и затрудняет интеграцию. Рассмотрим, что такое интеграция по-европейски.

Наиболее длительная, с большим размахом и с глобальными процессами интеграция началась в Западной Европе ещё в 1958 году.

Образование Европейского экономического сообщества (ЕЭС) положило начало созданию Европейского Союза (ЕС), целью которого было формирование единого экономического, финансового рынка.

А в 2002 году европейская интеграция продолжилась созданием единой союзной валюты, что привело к более сложной ступени интеграции – политической.

Признаки интеграции

Существует ряд признаков, по которым можно классифицировать происходящие в стране перемены как предпосылки интеграции или непосредственное начало этого процесса:

  1. Взаимное переплетение и проникновение в другие сферы производственных процессов.
  2. Глубокие изменения экономической структуры в странах, участвующих в интеграции.
  3. Необходимое и целенаправленное управление процессами слияния.
  4. Появление в связи с этим фактором различных структур на межгосударственном уровне.

Формы интеграции

Формы (или этапы) интеграции имеют несколько уровней.

В первую очередь, как правило, формируется рынок свободной торговли, направленный на постепенное снижение и дальнейший отказ от таможенных сборов и платежей между странами-участницами в части взаимной торговле различными товарами.

Вторым этапом становится создание таможенного союза, предполагающего взаимные беспошлинные торговые отношения и единый внешнеторговый тариф при взаимоотношениях со странами, не объединёнными интеграцией.

Третий этап – это создание единого рынка. Это означает свободный товарооборот и производственные процессы внутри интеграционных стран, а также создание централизованного органа управления.

Цель – единый рынок как одно государство, где существует свободное и беспрепятственное перемещение товаров, услуг, рабочей силы и капитала. На четвёртом этапе создаётся экономический союз, затем – валютный.

Проводится единая политика в отношении экономики, финансов, валюты участников интеграции, а также гражданства.

Условия интеграции

Существует ряд условий, при которых интеграция может быть не только возможной, но и успешной:

  • Экономика объединяющихся стран должна находиться на примерно одинаковом уровне.
  • Все страны объединения должны находиться на стадии роста: экономического, политического, культурного и так далее.
  • Необходимо принятие политических решений на уровне правительств участвующих стран.
  • Желательно близкое территориальное расположение держав, общие границы.
  • Необходимо определиться с государством-лидером в объединении.

Развитие

Существует ряд факторов, влияющих на развитие и ускорение прохождения интеграционных процессов. К ним можно отнести:

  • открытость и прозрачность национальных экономик стран, стремящихся к интеграции;
  • разделение труда на международном уровне;
  • динамичное развитие мировой инфраструктуры и рынка;
  • выход производства за рамки своей страны и его оптимизация на мировом уровне;
  • усиление и перераспределение финансовых потоков;
  • миграционные потоки рабочей силы;
  • международное развитие научно-технического сектора;
  • создание и развитие международных систем управлением транспорта, связи и информации.

Все вышеперечисленные факторы стимулируют этапы слияния и способствуют переходу объединения на принципиально новый уровень по качеству. Интеграция и развитие вместе усиливают конкуренцию, приводят к увеличению масштабов, прогрессированию специализации и кооперации производства, которые, в свою очередь, способствуют экономическому подъёму.

Плюсы и минусы

Несмотря на то что проведение интеграционных процессов несёт в себе массу положительных факторов для национальных экономик объединяющихся стран-участниц, здесь существуют и негативные моменты. Самые распространённые проблемы интеграции следующие:

  1. Процессы сближения и слияния сдерживаются из-за неполного и слабого дополнения экономик стран-участников.
  2. Инфраструктура развивается неоднородно.
  3. Существует различие в экономических уровнях и, соответственно, в потенциалах дальнейшего развития.
  4. Возможна нестабильность политической системы хотя бы в одной стране-участнице.

Сталкиваясь с подобными препятствиями на интеграционном пути, страны затягивают процессы объединения на долгие годы, что не может положительно сказываться на их экономике и приводит к отрицательным последствиям.

Что такое интеграция для стран с менее развитым экономическим сектором? Она приводит к оттоку различных ресурсов и их перераспределению в сторону более устойчивых участников коалиции. Помимо этого, наращивание производства в рамках интеграционного объединения несёт в себе отложенный эффект потерь именно от увеличения масштабов.

Существует риск сговора между странами-участницами на определённый сегмент рынка товаров, что, несомненно, приведёт к увеличению цен на них.

К преимуществам интеграционных процессов можно отнести увеличение размеров рынка для свободной торговли, что, в свою очередь, приводит к конкурентной борьбе между странами. Это даёт толчок для обеспечения лучших условий для торговли, вследствие чего происходит улучшение инфраструктуры и также активно распространяются новейшие мировые технологии.

Примеры интеграции

Их в мире достаточно много. Приведём пример самых крупных, известных и успешных объединений:

  1. Европейский союз – крупнейший пример международной экономической интеграции, насчитывающий на начало 2016 года 28 государств и ещё несколько стран-кандидатов. В рамках Евросоюза функционирует общий рынок, который был создан благодаря стандартизации системы законов. Введена единая валюта – евро, объединяющая страны-члены ЕС, но ещё пока не всю еврозону. Созданы и функционируют органы управления: общий суд, счётная палата, комиссия, банк, парламент, который переизбирается гражданами ЕС каждые 5 лет. Представительства ЕС и дипломатические миссии открыты и действуют во многих странах мира. Поскольку Европейский Союз имеет статус субъекта международного публичного права, отсюда вытекают его полномочия на участие при заключении международных договоров и в международных отношениях.
  2. НАФТА или Североамериканское соглашение о свободной торговле, подписанное между США, Мексикой и Канадой и вступившее в силу с 1994 года.
  3. Крупнейшее объединение АТЭС – Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество, начавшееся в 1989 году по инициативе правительств Новой Зеландии и Австралии. На сегодняшний день в АТЭС входит 21 государство, в том числе и Россия, которая стала членом этого объединения в 1998 году.
  4. МЕРКОСУР, созданный в 1991 году как общий рынок между странами Южной Америки. На сегодняшний день в организацию входят Аргентина, Бразилия, Уругвай, Венесуэла. Парагвай входил в МЕРКОСУР до июня 2012, после чего членство было приостановлено.
  5. САДК или Сообщество развития юга Африки – созданный в 1992 году экономический союз стран Юга Африки. Изначально в него вошли 11 держав, на данный момент объединение насчитывает 15 стран-участников. По заявлению главы Центробанка ЮАР, одной из самых развитых стран континента, уже в 2016 году в САДК может появиться новая единая валюта.
  6. ЗАЭВС, или Западноафриканский экономический и валютный союз – созданный в 1994 году торгово-экономический союз стран Западной Африки. На сегодняшний день насчитывает 8 государств. Объединение имеет собственную валюту – франк Африканского финансового сообщества.

Источник: https://BusinessMan.ru/new-chto-takoe-integraciya-mezhdunarodnaya-ekonomicheskaya-integraciya.html

Что такое интеграция и зачем она нужна

Многие и не задумываются, что наш головной мозг состоит из нескольких частей, решающих разные задачи. Например, левое полушарие отвечает за логическое мышление и связную речь, а правое формирует наши эмоциональные переживания и считывает невербальные сигналы.

У нас есть древний «рептильный» мозг, позволяющий нам действовать инстинктивно и в доли секунды принимать решения, направленные на выживание, и эволюционно молодой «мозг млекопитающего», отвечающий за социализацию. Одна часть мозга отвечает за память, другая за принятие решений на основе моральных принципов.

Можно сказать, что мозг каждого человека – это множество личностей: разумная и иррациональная, рефлексирующая и реактивно действующая. Неудивительно, что в разных ситуациях мы порой ведем себя как разные люди!

Залог процветания личности – согласованная работа всех этих частей, их интеграция. Вследствие интеграции отдельные части головного мозга начинают функционировать сообща, как единое целое.

Подобную целостность представляет собой наше тело, различные органы которого заняты каждый своим делом: легкие дышат, сердце качает кровь, желудок переваривает пищу. Тело здорово, когда все органы находятся в состоянии интеграции.

Иначе говоря, каждый выполняет свою функцию и в то же время все они работают как единый организм. В этом и заключается интеграция – объединение отдельных элементов в эффективно функционирующее целое. Подобно телу, мозг работает с максимальной отдачей, лишь когда все его части скоординированы и сбалансированы.

В процессе интеграции как раз и происходит координация отдельных частей мозга, укрепляется взаимосвязь между ними. Отсутствие интеграции у ребенка заметно сразу: его переполняют эмоции, он не владеет собой и действует бессистемно.

В таком состоянии он не способен спокойно и рационально вести себя в сложившейся ситуации. Истерики, эмоциональные взрывы, приступы агрессии и большинство других проявлений, осложняющих воспитание и жизнь родителя, – это следствие утраты интеграции, или так называемой дезинтеграции.

Мы должны помочь детям в процессе интеграции, чтобы их мозг функционировал скоординированно.

Так, им нужна горизонтальная интеграция , при которой логическое левое полушарие гармонично взаимодействует с эмоциональным правым, а также вертикальная интеграция – слаженная работа высших отделов головного мозга, отвечающих за осмысленные действия, и низших, инстинктивных, обеспечивающих базовые реакции и выживание.

Протекание процессов интеграции – захватывающе интересная тема, о которой большинство людей и не догадываются. Недавние научные достижения в области сканирования мозга позволили изучать этот орган как никогда полно и глубоко.

И многие наши представления об устройстве мозга подтвердились. Но одно открытие поколебало самые основы нейрофизиологии: оказалось, что мозг «пластичен», то есть его можно формировать.

Мозг каждого человека физически меняется на протяжении всей жизни, а не только в детстве, как считали раньше.

Читайте также:  Вебмастер и runet — кто и что это такое, а так же кому в русскоязычном интернете жить хорошо

Что формирует наш мозг? Жизненный опыт. Даже в преклонном возрасте то, что мы испытываем, перестраивает физическую структуру мозга. При этом его клетки – нейроны – активизируются, или «зажигаются».

В головном мозге насчитывается 100 млрд нейронов, и каждый поддерживает в среднем 10 000 связей с другими нейронами.

От способа активации определенных нервных цепей головного мозга зависит характер всего спектра умственной деятельности, от восприятия визуальных образов или звуков до абстрактного мышления. Нейроны, зажегшиеся одновременно, устанавливают друг с другом новые связи.

Постепенно накапливаясь, эти изменения «перепрошивают» мозг. Потрясающе! Значит, нынешнее состояние нашего мозга не является пожизненной данностью. Мы можем «перепрошить» его так, чтобы стать более здоровыми и счастливыми людьми. И относится это не только к детям и молодежи, но к любому из нас в любой момент жизни.

В эту самую минуту мозг вашего ребенка неустанно поддерживает имеющиеся и формирует новые нейронные связи, и его будущая структура в значительной мере зависит от вас. Ответственно, да? Но не волнуйтесь. Природа позаботилась о том, чтобы базовая архитектура мозга благополучно развивалась при наличии должного питания, сна и стимулов.

Разумеется, в значительной степени то, каким станет человек, особенно его темперамент, определяет наследственность.

Но открытия в разных областях физиологии развития свидетельствуют: все, что с нами происходит, – музыка, которую мы слушаем, люди, которых любим, прочитанные книги, характер воспитания, наши переживания, – оказывает колоссальное воздействие на развитие нашего мозга.

Иными словами, родители могут сделать очень многое, чтобы на основе базовой архитектуры мозга и врожденного темперамента у ребенка сформировался жизнеспособный и глубоко интегрированный мозг. Из этой книги вы узнаете, как с помощью повседневного опыта способствовать все большей интеграции детского мозга.

Дети, с которыми родители обсуждают их жизненный опыт, лучше запоминают его. Разговаривая с детьми об их чувствах, родители развивают их эмоциональный интеллект – способность глубоко понимать собственные и чужие переживания.

Побуждая робкого ребенка активнее исследовать мир при их поддержке, они помогают ему стать смелее и уверенней в себе.

Если же слишком опекать ребенка или, наоборот, швырять его, как щенка, в одиночку бороться с трудностями, это лишь усиливает его робость.

Наше сегодняшнее понимание того, как работает мозг, опирается на данные целой науки о развитии ребенка и формировании привязанностей у детей. Новые открытия в области нейропластичности свидетельствуют о том, что родители способны направлять процесс формирования мозга своих детей с помощью тех жизненных впечатлений, которые предлагают им.

Например, время, проведенное за компьютером и прочими устройствами – видеоиграми, телепрограммами, чатами, – создаст одну структуру нейронных связей, а учебная деятельность, занятия спортом и музыкой – совершенно иную. Свой вариант структуры сформирует и время, проведенное с родственниками и друзьями в освоении навыка взаимоотношений, особенно при непосредственном общении.

Все, что с нами происходит, влияет на ход развития нашего мозга.

Процесс установления и перестройки нейронных связей – это суть интеграции. Все сводится к тому, чтобы обеспечить нашим детям такой жизненный опыт, который способствовал бы связности различных частей их мозга.

Когда все эти части действуют согласованно, между ними формируются и укрепляются соединительные волокна. Связи между отделами мозга углубляются, обеспечивая все более гармоничное взаимодействие.

Как голоса участников хора создают единое звучание, недоступное отдельному певцу, так и возможности интегрированного мозга намного превосходят то, что по силам любой его части.

Каждому нашему ребенку мы желаем именно этого – большей интеграции головного мозга, позволяющей по максимуму использовать интеллектуальные ресурсы. Зная, как работает мозг, вы можете осознанно учить своих детей, откликаться на их поведение и нужды. Уровень банального выживания останется далеко позади.

Снова и снова подбрасывая детям впечатления, способствующие интеграции, вы добьетесь того, что конфликтные ситуации будут возникать гораздо реже. Что еще важнее, вы будете лучше понимать своего ребенка, эффективнее вести себя в каждом конфликте и сознательно закладывать фундамент его будущей счастливой жизни, полной любви.

Благодаря вашим знаниям об интеграции будет процветать не только ребенок – сегодня и всегда. Процветание ждет вас самих и всю вашу семью.

Благодарности

Мы глубоко признательны всем, кто помог нам в создании этой очень важной для нас книги. Наши преподаватели, коллеги, друзья и родственники внесли огромный вклад в формулирование и распространение изложенных в ней идей.

Наша особая благодарность Майклу Томпсону, Натали Томпсон, Джанел Амфрес, Даррелу Уолтерсу, Роджеру Томпсону, Джине Ошер, Стефани Гамильтон, Рику Кидду, Андре ван Роойен, Ларе Лав, Джине Грисволд, Деборе Бакуолтер, Галену Бакуолтеру, Джею Брайсону и Лиз Олсон за их отзывы.

Спасибо нашим руководителям, коллегам-врачам и слушателям «Института майндсайта», а также всевозможных семинаров и групп для родителей за вопросы, заставлявшие нас стремиться узнать больше, и отклики на многие идеи, легшие в основу рационально-эмоционального подхода к дисциплине.

Нашу жизнь и работу обогатили столь многие, что мы просто не в состоянии назвать каждого. Но надеемся, вы знаете, как много для нас значите.

Мы благодарим нашего друга и литературного агента Дуга Абрамса, который не только поделился с нами своими обширными знаниями о том, как пишутся книги, но и всегда выражал искреннее стремление помочь людям упрочить семейные узы и вырастить счастливых и здоровых детей. Мы уважаем его и как профессионала, и как гуманиста.

Огромное спасибо редактору Марни Кохран за ее труд и энтузиазм, за мудрые советы в процессе подготовки этого издания, а также за безграничное терпение, которое она проявляла, когда мы пытались лучше выразить наши мысли, столь для нас значимые. Искренняя благодарность изобретательному иллюстратору Меррил Лиддьярд.

Ее талант и творческий подход дополнили «левополушарный» текст книги «правополушарными» сценками из жизни.

Мы признательны всем родителям и пациентам, случаи из жизни которых вошли в эту книгу в качестве примеров, обогатили наш текст и показали, как наши идеи и теории применяются на практике. Разумеется, мы изменили ваши имена и детали личного характера и очень благодарны вам за эти сюжеты, на которых мы продемонстрировали читателям принципы дисциплины без драм.

Мы говорим спасибо и друг другу. Благодаря общей увлеченности и стремлению распространить наши идеи совместная работа стала для нас подлинной радостью и честью. Спасибо родственникам, близким и дальним, за ваше влияние на нас и за то, что вы гордитесь тем, что мы делаем.

Как мы формируем настоящее и будущее наших детей, так и они отчасти сформировали нас как личностей и профессионалов, а их роль в нашей жизни и радость, которую они нам дарят, бесценны. Наконец, огромная благодарность нашим супругам, Кэролайн и Скотту, вклад которых в работу над рукописью был как прямым, так и опосредованным.

Они знают, как много для нас значат, – больше, чем мы могли бы выразить, – и как близкие люди, и как единомышленники.

Лучший учитель – сама жизнь, и свидетельство тому – наши плодотворные взаимоотношения с окружающими. Самые главные наши учителя в том, что касается воспитания, – наши собственные дети. У Дэна они взрослые, им за 20, у Тины – подростки или скоро ими станут.

Именно они показали нам всю важность эмоционального контакта и взаимопонимания, терпения и последовательности.

Во всех взлетах и падениях на родительском поприще мы снова и снова находим в их действиях и реакциях, словах и эмоциях подтверждение тому, что смысл дисциплины – в обучении, в умении извлекать урок из опыта повседневной жизни, даже самого банального или катастрофического. Эти уроки адресованы как ребенку, так и родителю.

Упорядочивать жизнь растущего человека, не отступая от спокойного, уравновешенного, «недраматичного» стиля воспитания, не так-то просто. Более того, это, пожалуй, самый тяжкий труд, который только может выпасть на долю каждого из нас. Именно поэтому мы так признательны как нашим детям, так и спутникам на этом увлекательном пути.

Каждый из них самым доходчивым образом объяснил нам, что дисциплина – это способ научения и обучения и что она превращает саму жизнь в приключение, полное новых знаний и увлекательных открытий. Надеемся, эта книга и вас заставит по-новому взглянуть на дисциплину и увидеть в ней возможность обучения. Тогда вы и ваши дети будете процветать и радовать друг друга на протяжении всей жизни!

Дэн и Тина

Об авторах

Дэниел Сигел, д.м.н. – врач-нейропсихиатр, профессор Медицинской школы Дэвида Геффена при Калифорнийском университете. В качестве автора, соавтора или редактора участвовал в написании нескольких десятков книг, среди которых «Мозговой штурм», «Майндсайт» и «Развивающийся мозг».

Дэниел Сигел является директором «Института майндсайта» – центра обучения межличностной нейробиологии, где различные научные дисциплины изучаются в рамках единой системы с целью лучшего понимания процессов развития человека и содержания человеческого благополучия.

Выступает по всему миру с лекциями для родителей, специалистов и просто интересующихся. (См. его сайт www.DrDanSiegel.com.)

Тина Брайсон, д. филос. н., в соавторстве с Дэном Сигелом написала бестселлер «Воспитание с умом», переведенный на 18 языков. Специалист по детской и подростковой психотерапии, директор по работе с родителями «Института майндсайта» и специалист по детскому развитию школы Святого Марка в Альтадене (Калифорния).

Проводит конференции и семинары для родителей, педагогов и врачей в разных странах. Получила степень доктора философии в Университете Южной Калифорнии. Живет недалеко от Лос-Анджелеса с мужем и тремя детьми. (См. ее сайт TinaBryson.com, где можно подписаться на блог автора и прочесть ее статьи о детях и воспитании.

)

[1]Сигел Д., Брайсон Т. Воспитание с умом. 12 революционных стратегий всестороннего развития мозга вашего ребенка. – М.: Эксмо, 2014.

[2]Сигел Д. Майндсайт. Новая наука личной трансформации. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2015.

Источник: https://studopedya.ru/2-49436.html

Что такое «интеграция»

Интеграция дословно значит соединение, образование чего-то целого из частей. Еще древние греки говорили: «Целое больше суммы его частей».

Это значит, целостная система означает нечто совершенно иное, нежели куча не связанных между собой «деталей». Целое, как говорили греки, имеет особую силу, «душу» — энтелехию.

Живой человек или его расчлененный труп — вот разница между целым и суммой его частей.

Интеграция, создание целого, наполнение его жизнью и силой всегда считались великим творческим делом. Вот сказки: лежит убитый предателями богатырь, тело рассечено. Ворон приносит мертвую воду — тело срастается, окропили его живой водой — вернулась душа в тело, встал богатырь.

Историческую Россию, которую мы помним в образе СССР, убить не убили, но предательски расчленили. Жизнь теплится, но порознь куски России выжить, похоже, не смогут. Кого-то, может быть, заберут в Запад, они там прирастут к другому телу. Кто-то к другому телу не желает, а кого-то и не возьмут туда.

В нынешнем искалеченном состоянии страна долго не протянет, это состояние ненормальное, нестабильное. Неминуемо пойдет или интеграция, или дальнейший распад с новой пересборкой. Как бы ни злобствовали планировщики Нового мирового порядка, интеграция стоит в национальной повестке дня России.

Россия изначально собиралась иначе, чем страны Запада. Там пошли по пути ассимиляции — поглощения и «переваривания» небольших народов главным, «государствообразующим». Не все там удалось, но в целом возникли более или менее однородные нации — французы, немцы, англичане.

Собирание России, напротив, было интеграцией — каждая новая часть включалась в целое, не теряя своей особенности и самобытности. Каждый народ, входя в Россию, придавал этому целому какое-то свое качество. Это труднее, чем ассимиляция, система получается гораздо сложнее.

Но разнообразие — великая ценность и порождает свойства, незаменимые в трудные моменты.

Читайте также:  Сатоши — что это такое, сколько satoshi в 1 биткоине, каков их курс к рублю и кто такой сатоси накамото

Из больших народов русские выделяются замечательной способностью к интеграции, к уживчивости с другими и умением привлечь их к общему делу. Потому-то они и стали большим народом и освоили огромные просторы Евразии. Потому Россия и стала большой цивилизацией, по своей сложности и потенциалу сравнимой с Западом. Примем это как факт, о корнях надо говорить особо.

Можно говорить об объектах и пространстве интеграции. Для нас, например, актуальна экономическая интеграция некоторых постсоветских республик вместе с Российской Федерацией — в одно экономическое пространство. Идет работа и по интеграции вооруженных сил дружественных республик в объединенную систему безопасности.

Интеграция есть, если соединение частей создает , качественно новую целостность. Иные проблемы встают при попытке Российской Федерации интегрироваться в энергетическую систему Запада, стать ее частью.

Другое пространство, другая система, тут пытаются обмениваться акциями компаний, совместно владеть трубопроводами, делать наши поставки незаменимыми для Европы.

Для нас важно, что интеграция не достигается просто путем обмена — ты мне, я тебе. Между продавцом и покупателем на рынке, конечно, возникает взаимодействие, но это связи слишком временные и слабые, рынок не соединяет части в целое. Интеграция — это всегда создание какого-то «общего котла», в который каждая часть вносит свою лепту.

Например, семья в отличие от рынка — сильно интегрированная система. Здесь каждый ее участник делает свой вклад, и все они соединяются, а не обмениваются. Это соединение и создает то целое, которое «больше суммы частей».

Очень часто вклады участников несоизмеримы между собой, они качественно так различны, что выразить их в единообразной форме, например, денежной, трудно или невозможно.

Когда во время перестройки производили СССР, то есть расчленение системы на части, то напирали на экономическую выгоду или невыгоду. Это был подлог, и только тотальное господство клики Горбачева в СМИ не позволило вовремя его разоблачить. Потеряв целостность страны, мы утратили такие огромные выгоды (энтелехию), которые никакими деньгами не оценить.

Так же заинтересованные силы отводят нас от интеграции России и Белоруссии, напирая на то, что невыгодно продавать ей газ по заниженной цене, надо перейти на исключительно рыночный обмен.

Чтобы понять смысл интеграции, поговорим о дезинтеграции.

Источник: http://mirror1.ru.indbooks.in/?p=140120

Чем опасна интеграция IT-решений, и как минимизировать связанные с ней риски

Обычный путь российской компании средних размеров – начать автоматизацию управления с бухгалтерии, отдела кадров и документооборота, затем перейти к производственным и коммерческим бизнес-процессам. Наконец, возникает большой соблазн получить абсолютно интегрированную систему, которая объединит все в «единое информационное пространство».

Конечно, не существует общих рекомендаций по выбору уровня интеграции. Руководство каждой компании самостоятельно решает этот вопрос, исходя из своих потребностей и ресурсов. Статья о том, что риск вынужденной реорганизации бизнеса в связи с внедрением интеграционных решений не «сопутствующий», а достаточно высокий. Настолько высокий, что его нужно учитывать в качестве основного.

Что дает интеграция

Традиционные методики расчета эффекта от автоматизации известны многим руководителям и являются основными аргументами при выделении бюджетов. Сложность заключается в том, что рост эффективности автоматизации «глохнет» на стыках, при обмене информацией между подразделениями.

При отсутствии интегрирующего программного обеспечения используются «древние технологии» вроде распечаток на бумаге с повторным вносом данных, экспортом/импортом через электронные таблицы или «лоскутные» решения.

Обмен данными становится самым узким участком и определяет общую производительность IT в рамках предприятия.

Поэтому, с точки зрения экономики, подход к обоснованию актуальности интеграции между подразделениями почти идентичен обоснованию автоматизации подразделений. Цель – повышение эффективности.

Однако, стоимость интеграции зачастую выше стоимости автоматизации. Поэтому может оказаться, что интегрированные IT-решения невыгодны экономически. Для малых предприятий интеграция почти всегда убыточна, средний бизнес балансирует на пределе окупаемости интеграционных проектов, и только в крупном бизнесе интеграция дает существенные технологические преимущества.

На практике построение единой, высоко интегрированной КИС (корпоративной информационной системы) часто становится самоцелью для IT-специалистов, вне зависимости от масштаба компании, ее бизнес-целей и экономической целесообразности. В IT-сообществе польза высокоинтегрированных КИС редко подвергается сомнению. И зря, потому что их эффективность сильно зависит от контекста.

Интеграционные технологии

По сути, в IT есть два основных подхода к интегрированию:

1) Монолитные информационные системы.

2) Интеграционная шина предприятия.

Термин «монолитные ИС» применяется для систем с широким перечнем функций (почти ERP), но все же ограниченных сферой применения среднего бизнеса. Технически проблем с интеграцией в них не существует, благодаря использованию единой базы данных, в которой хранится абсолютно вся информация. Примерами таких систем являются решения на платформах 1С, «Галактика».

Монолитные системы обладают рядом недостатков, связанных с обновлением и скоростью работы. Кроме того, не все компании, выросшие из малого бизнеса, готовы отказаться от годами развиваемых собственных ИС и внедрить «чужое» монолитное ПО.

Интеграционная шина позволяет наладить обмен данными между различными ИС и создать централизованное хранение для всех справочников.

Технология интеграционной шины может быть внедрена самостоятельно или приобретена в составе готовых IT-решений SAP, Microsoft и других разработчиков, предлагающих автоматизацию для крупного бизнеса.

Наличие интеграционной шины решает техническую IT-задачу интеграции, но не обеспечивает интеграции бизнес-процессов.

Если в случае с монолитными системами такой задачи не существует, то при связывании различных ИС с помощью интеграционной шины нужно самостоятельно проектировать систему справочной информации (проще говоря, единую базу данных), разрабатывать процедуры записи и обновления информации и т.д. Все это весьма трудоемко и как следствие дорого – что наверняка не подходит ни малому, ни среднему бизнесу.

Уровни интеграции

Интеграция может рассматриваться как механизм передачи информации в сквозном бизнес-процессе с участием нескольких подразделений. Технически возможны следующие варианты:

1) Подразделения используют единую КИС, единые справочники и документы. Это означает, что интеграция полностью выполнена.

2) Автоматическая интеграция – когда ИС без участия человека синхронизируют справочники и документы с использованием сервисной шины предприятия и подсистемы НСИ (нормативно-справочной информации).

3) Автоматизированная интеграция – когда автоматически синхронизируется справочники, а документы переносятся с участием сотрудников.

4) Полуавтоматизированная интеграция – справочники и документы переносятся с участием сотрудников.

5) Ручная интеграция – информация распечатывается и заново вносится в другую ИС.

Трудозатраты, связанные с переносом данных, растут от пункта 1 к пункту 5. Соответственно, замедляются сквозные бизнес-процессы между подразделениями.

То есть первые варианты – лучшие с точки зрения IT и de facto являются стандартом построения интегрированной КИС. С другой стороны, они же являются самыми дорогими. Причем не только по внедрению.

В худшем случае автоматическая интеграция может привести к структурным противоречиям.

Интеграция против организационной структуры

При формировании организационной структуры сильно связанные функции группируются в рамках подразделений.

Понятие связности, взятое из теории структурного программирования, показывает, насколько задачи зависят друг от друга. Это может быть функциональная или информационная связь, временная или логическая и т.

д. Связность задач внутри подразделения всегда выше связности задач между подразделениями.

При построении структуры бизнес-процессов связность также является основополагающим фактором.

Бизнес-процесс может начинаться с поступления сырья и заканчиваться за воротами предприятия, но в таком длинном (сквозном) виде он будет неудобочитаем. Поэтому его разбивают на подпроцессы, руководствуясь связностью.

Таким образом, именно связность между задачами определяет, как происходит разбиение сложной системы на подсистемы и формирование структур.

Интеграция высокого уровня меняет связность между задачами, что приводит к необходимости реорганизации структур.

При отсутствии интеграции передача информации между подразделениями происходит через руководителя подразделения в ручном или автоматизированном режиме. На практике руководитель делегирует задачу передачи информации, но сути это не меняет. Подразделение владеет информацией, полностью отвечает за релевантность и целостность, контролирует ее передачу наружу.

Благодаря интеграции обмен данными между подразделениями существенно ускоряется, поэтому можно классифицировать такое взаимодействие как сильно связное.

Подобная связность больше, чем внутри подразделения, так как отсутствует какой-либо контроль со стороны подразделений.

Сложно однозначно определить, кто владеет общей интегрированной ИС двух подразделений, необходимо дополнительно проговаривать и контролировать данный вопрос.

Итак, интеграция перекраивает организационную структуру и перестраивает бизнес-процессы – что вызывает недовольство у руководителей подразделений. Вынужденная перестройка организационной структуры плохо управляема, сложна, и непонятно будет ли вообще полезной для организации. Поэтому иногда лучше специально понижать уровень интеграции, переводя ее в ручной режим управления.

Владение справочниками

Если в ситуации до интеграции у каждого подразделения свои данные в ИС, то в ситуации после картина кардинально меняется.

Как правило, документы, хранящиеся в ИС подразделений и передаваемые в рамках интеграционного обмена, описывают факты хозяйственной деятельности и привязаны к бизнес-процессам.

Не возникает проблем с тем, кто изменил документ, системы четко фиксируют все изменения, в рамках бизнес-процесса всегда ограничены возможности сотрудника изменять документ.

В ситуации со справочниками ситуация более сложная. Функция контроля за ведением справочников, корректностью ввода, отсутствием дублей должна быть закреплена за кем-то особо. То есть владение справочником является еще одним атрибутом «власти». Полномочия по справочникам не должны идти вразрез с организационной структурой.

Например, IT в малом российском бизнесе, как правило, начинается с автоматизации бухгалтерии и кадрового учета. Финансовое руководство логично становится владельцем всех информационных баз компании.

Затем, когда компания растет до уровня среднего бизнеса (что может происходить довольно быстро, за считанные годы), появляется полноценная IT-служба.

Ее руководитель, избегая лишних согласований и конфликтов с «финансистами», обычно создает параллельную структуру пользователей, номенклатур, контрагентов.

Стратегия интеграции

Фактически, существует всего три стратегии построения единой КИС:

1) Внедрение готовой интегрированной КИС. Путь технологически наиболее правильный, сулящий максимальный эффект – и самый затратный. Подходит для крупного бизнеса, когда наведение порядка производится «любой ценой» (можно и без кавычек).

2) Поэтапное построение КИС с единой базой справочников. Это ловушка, в которую попадает большинство компаний из самых лучших и, на первый взгляд, здравых предпосылок. Опасность заключается в катастрофической недооценке рисков централизации справочников. По сути, проект изначально не «айтишный», поэтому выполнить его в рамках IT невозможно.

3) Поэтапное построение КИС с децентрализованной базой данных. Наиболее безболезненный и перспективный подход, так как он позволяет компании с помощью «лоскутной интеграции» постепенно созреть до уровня полноценного комплексного решения.

Можно смело сказать, что у растущего бизнеса выбора стратегии не существует. Начинать интеграцию следует только с третьего, самого «скромного» варианта.

После достижения достаточно высокой степени заинтересованности и взаимопонимания руководителей на всех ключевых уровнях управления компанией можно сделать серьезный шаг и переходить ко второй стратегии; либо, при наличии достаточных ресурсов и резервов – к третьей.

Выводы

Руководство компании должно осознавать, что интеграция не относится к категории типичных IT-задач. Это дорогое удовольствие и зона ответственности топ-менеджмента.

IT-сообщество часто манипулирует понятием интеграции, суля баснословный рост эффективности.

В то же время IT-директора не способны брать на себя всю полноту ответственности за растущие издержки (вместо их оптимизации), особенно за необходимость изменения бизнес-процессов.

При решении задач интеграции нужно учитывать существующее распределение сфер влияния на бизнес-процессы, справочники и данные, которое отражается в организационной структуре. Нужно внимательно следить, чтобы слишком хорошая интеграция не перекраивала бизнес-процессы и в некоторых случая интеграцию намеренно «ухудшать», переходя на ручной режим управления.

Я не призываю отказаться от интеграции как таковой, всего лишь предлагаю внимательнее относиться к этому инструменту. Потребности в интеграции должны быть продиктованы руководством компании. Не стоит бежать впереди паровоза и внедрять чрезмерно перспективные решения.

Редактор рубрики «IT для бизнеса» – Сергей Соловьев

Источник: https://www.e-xecutive.ru/management/itforbusiness/1973522-chem-opasna-integratsiya-it-reshenii-i-kak-minimizirovat-svyazannye-s-nei-riski

Ссылка на основную публикацию