Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

За, против, и кому это нужно: разбираемся, как работает безусловный базовый доход, насколько эта идея жизнеспособна, и какие есть альтернативы

«Базовый доход — это доход, выплачиваемый политическим сообществом всем своим членам на индивидуальном основании без проверки степени нуждаемости и без требований выполнения работы» — так бельгийский философ Филипп ван Парейс, один из самых известных исследователей и апологетов безусловного базового дохода (universal basic income, ББД), так формулирует основную идею этого проекта.

Иногда к этому определению добавляется еще одно требование — такой доход должен быть достаточным для того, чтобы человеку больше не грозила бедность. В целом, ББД отличается от других социальных выплат тем, что такой доход обеспечивается каждому члену политического сообщества, вне зависимости от его личных доходов, социального статуса, возраста, места работы и т.д.

Несмотря на всю заманчивость такой меры универсальной поддержки, бурные дискуссии вокруг нее ведутся уже более полувека, втягивая в себя все новых адептов этой идеи и все новых противников.

Экспериментов, которые показывали бы, как именно действует базовый доход на экономику и общество в масштабе целой страны, как не было, так и нет.

Но локальные исследования «в поле» продолжаются, а поток новых академических и научно-популярных публикаций не иссякает.

Например, в конце августа в Германии запустили очередной долгосрочный эксперимент по внедрению безусловного базового дохода, который будут курировать несколько институтов.

Для этого была сформирована группа из 120 немцев, каждый из которых будет получать по €1,2 тыс. в месяц.

Цель эксперимента — не только определить экономическое и социальное поведение человека, получающего деньги «просто так», но и его физическое и психологическое состояние.

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

Ansgar Scheffold / Unsplash

До этого в рамках программы преодоления экономических последствий пандемии о введении базового дохода объявил испанский министр социального обеспечения Хосе Луис Эскрива. Правда, строго говоря, базовыми эти выплаты не назовешь — в радиус отчислений попадут только семьи.

Что говорят сторонники безусловного базового дохода

«Деньги, которыми обладаешь, — орудие свободы; деньги, за которыми гонишься, — орудие рабства», — заметил в своей «Исповеди» Жан Жак Руссо. В каком-то смысле в этой емкой фразе содержится основной аргумент всех сторонников безусловного базового дохода: если обеспечить такие минимальные выплаты каждому, то человек станет свободнее, а общество — справедливее.

Сегодня эта идея обсуждается в свете двух глобальных соображений. С одной стороны, цифровизация экономики и роботизация производства чреваты неконтролируемым ростом безработицы. Введение базового дохода позволит избежать резкого скачка бедности и сгладит другие кризисные явления грядущей социально-экономической перестройки.

Филипп Ван Парайс и Янник Вандерборхт в своем фундаментальном исследовании «Базовый доход. Радикальный проект для свободного общества и здоровой экономики» прямо пишут о том, что похожие на ББД проекты уже вводились в европейских странах и всякий раз именно для того, чтобы решить проблемы, связанные с избытком труда.

Например, как отмечают ученые, в середине XVI века, когда в Европе начался процесс экономической перестройки от феодализма к капитализму, тысячи людей остались без работы.

Прежние социальные связи и традиционные механизмы взаимопомощи стали рассыпаться вместе с новым этапом бурной урбанизации. В результате позднесредневековые города наводнились попрошайки, которых не могли прокормить ни церковные организации, ни местные частные благодетели.

Пришлось вмешаться городским властям, которые на время ввели меры денежной или иной помощи беднякам на регулярной и безвозмездной основе.

С другой стороны, разговор о базовом доходе связывается с более сложной проблемой современности, а именно — ростом экономического неравенства, которое сопровождается падением доходов среднего класса, заметно снизившимся темпами роста мировой экономики и старением населения.

В частности, как отмечает Гай Стэндинг, автор книги «Basic Income: And How We Can Make It Happen», в современном мире зарплата — то есть доход, который человек получает в обмен на реальную трудовую деятельность, — если и растет, то крайне медленно. В то время как доходы, получаемые за счет нетрудовой деятельности, — например, через ренту, интеллектуальную собственность, финансовые активы — растут все быстрее. Эта диспропорция и подхлестывает рост неравенства.

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

Markus Spiske / Unsplash

Грубо говоря, пока одни, работая «в поте лица», обречены на то, чтобы находиться примерно на одном и том же уровне доходов, другие, обладая пассивным доходом, получают своеобразную и не отчуждаемую «фору», за счет которой увеличивают свое благосостояние. В этих условиях безусловный доход должен хотя бы частично нивелировать это неравенство, предоставляя такое условное ежемесячное начисление каждому человеку.

В целом все аргументы апологетов ББД сводятся к следующим постулатам:

  • человечеством вновь начнет двигаться к социальной справедливости и экономическому росту;
  • получит бóльшую свободу от эксплуатации со стороны членов семьи, нанимателей, чиновников, а значит и большую свободу для — саморазвития, самообразования, интересного дела и так далее;
  • сможет обеспечить всем членам социума базовую экономическую безопасность, что приведет к углублению моральной интеграции в общество.

В глобальном же плане, минимальные выплаты гражданам со стороны правительства — это еще и необходимая мера перед лицом нового «посттрудового общества», где за счет технологического развития изменится сам процесс и ценность труда, а значит не избежит коррекции и вся система вознаграждений.

Вот что напишут на этот счет Филипп Ван Парайс и Янник Вандерборхт:

«Скорее всего, не случайно, что постепенно люди отказались от морали, которая безжалостно стигматизировала сексуальные отношения до брака, вне брака, а также гомосексуальные отношения и стремилась ограничить сексуальное удовлетворение теми, кто готов участвовать в общественной репродукции: это происходило по мере того, как прогресс в области гигиены и медицины создал более чем достаточный репродуктивный потенциал населения. Точно так же, разве не следует отказаться от морали, которая объявляет преступником всякого, кто получает доход без выполнения работы, если технический прогресс создает более чем достаточный трудовой потенциал [работающего меньшинства] населения?»

Конечно, такие прозрения больше напоминают утопический фанатизм мечтателей, нежели спокойную аналитику, зато хорошо показывают фундаментальную логику сторонников ББД: в пределе эти выплаты должны стать прологом к переосмыслению ценности труда как такового.

Что говорят противники безусловного базового дохода

Скептики безусловного базового дохода оспаривают возможность такой меры условно на трех уровнях:

  1. Экономическом, критикуя саму возможность и целесообразность таких выплат.
  2. Социальном, ставя под сомнение то, что ББД даст человеку большую свободу.
  3. Моральном, отмечая, что сама справедливость таких выплат с точки зрения общества вызывает сомнение.

Если говорить о ББД с точки зрения экономики, то главное, во что упирается этот проект — скучный, но совершенно неустранимый вопрос о том, «кто за него будет платить». Самые разные подсчеты, сделанные экономистами за последние годы, дают просто астрономические цифры.

Например, в России размер минимальной потребительской корзины составляет сегодня 11,2 тыс. руб. в месяц.

Положим, это и есть та самая базовая сумма для гипотетического безусловного дохода, которую, следовательно, нужно умножить на 147 млн граждан России, а затем на 12 месяцев.

Получается, что годовая сумма, покрывающая выплаты по безусловному доходу, составит 19,756 трлн руб. При этом, расходная часть российского бюджета, заверстанная на 2020 год, — 19,503 трлн руб.

Причем, если говорить о странах с куда более низким уровнем дохода, годовая сумма, необходимая для ББД, будет превышать объем всего производимого в стране. Например, по оценкам МВФ, для Либерии введение базового дохода будет стоить правительству как два их годового ВВП.

Показательными в этом смысле оказались эксперименты, проведенные в Монголии и Иране.

Для первой страны, где за счет универсализации детских пособий было введено нечто похожее на ББД, этот эксперимент закончился значительным ростом госдолга и падением размера самих выплат — с $89 в месяц до $7–17.

В Иране, где 92% населения страны на протяжении пяти лет получали около $400 в месяц на домохозяйство, эксперимент закончился заметным ухудшением макроэкономической ситуации, которая заморозила индексацию выплат и привела к сворачиванию всего проекта.

Конечно, на этом фоне обсуждаются самые разные способы частичного погашения расходов на выплаты ББД. Например, за счет повышения налогов и оптимизации государственных расходов, или через сокращение финансирования имеющихся социальных программ. Однако даже такие меры вряд ли смогут покрыть все затраты.

В 2016 году журнал The Economist посчитал, какой размер ББД сможет установить государство, если оно урежет все социальные выплаты за исключением тех, которые назначаются по состоянию здоровья. При таком раскладе Мексика сможет платить каждому гражданину всего по $75 в месяц, а Дания — по $900.

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

Помимо простых экономических соображений, ясно, что введение единого для всех базового дохода может не только не сделать человека более свободным, а наоборот — безмерно усилит его зависимость от государства. Не говоря уже о тех громадных политических и социальных рисках, которыми чревато сворачивание такой программы — ввиду экономического кризиса, природной катастрофы или военного столкновения.

Вызывает вопросы и сама нравственная основа идеи безусловного базового дохода. Многие считают, что предоставление денег ни за что — все равно, что подлить масла в огонь иждивенчеству со всеми вытекающими последствиями.

Джеймс Хекман, обладатель Нобелевской премии по экономике, в одном интервью отметил, что уже сейчас видно, как сообщества, живущие на пособия, не только не пытаются выбраться из нищеты и завязать с преступностью, но и образуют условное гетто, которое блокирует такую возможность даже для их детей.

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

Alexander Popov / Unsplash

Наконец, противники указывают на то, что базовый доход противоречит нормам естественной морали.

Как заметил Ростислав Капелюшников, заместитель директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ, во время презентации книги о ББД в Высшей школе экономики: «С точки зрения естественной морали, здоровый, работоспособный человек не должен жить за чужой счет. А богатые и сверхбогатые люди не должны получать деньги от государства ни в каком виде».

Читайте также:  Апатия — что делать, если ничего не хочешь

Базовый доход как политический проект

На данный момент консенсус, которого сумели достигнуть умеренные сторонники и противники ББД, сводится к тому, что ввести такие выплаты в масштабах планеты даже в долгосрочной перспективе не удастся.

Многовековая мечта так и останется нереализованной.

Зато можно использовать некоторые механизмы этой идеи для оздоровления имеющихся социальных программ или же применять их точечно — с прицелом на определенные слои населения.

«Сегодня в наиболее развитых европейских странах набирает популярность практика сочетания традиционных инструментов социальной политики XX века, например социального страхования и социальной помощи, с расширением социальных услуг для населения, создающих людям возможность сохранять занятость в разных жизненных ситуациях.

А уже в дополнение ко всему этому использовать программы минимального гарантированного дохода, — рассказывает Оксана Синявская, заместитель директора Института социальной политики НИУ ВШЭ. — Это выплаты, которые адресованы людям с доходом ниже определенной, установленной государством черты.

И они тем больше, чем больше недостает дохода до этого порога».

Кроме того, по словам Оксаны Синявской, страны, богатые природными ресурсами, могут частично вводить минимальные выплаты за счет распределения фиксированного процента с экспортных доходов.

Нечто похожее уже есть, например, на Аляске, где с 1982 года Постоянный фонд обеспечивает ежегодные дивиденды каждому местному жителю за счет скользящей углеводородной ренты.

К слову, такой инструмент мог бы быть полезен для преодоления бедности в ряде российских регионов.

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

Jeff W / Unsplash

При этом сама постановка вопроса о введении безусловного базового дохода де-факто сигнализирует о накопившемся недовольстве растущей социальной несправедливостью, которое к тому же происходит на фоне повсеместного сворачивания социального государства. А это означает, что идея безусловного базового дохода неминуемо превратится в политический проект.

«Нужно понимать, что вся дискуссия вокруг ББД довольно сильно идеологизирована и политизирована, — считает Олег Буклемишев, заместитель декана экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

— Поэтому можно долго и тщательно взвешивать все плюсы и минусы этой идеи, думать, какие для нее можно найти источники доходов или что произойдет с трудовой мотивацией человека.

Но в свете трендов последних лет становится ясно, что окончательное решение все равно останется за политиками».

Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Безусловный базовый доход и пособия по безработице: за и против

Исраилова, З. Р. Безусловный базовый доход и пособия по безработице: за и против / З. Р. Исраилова. — Текст : непосредственный // Исследования молодых ученых : материалы XV Междунар. науч. конф. (г. Казань, декабрь 2020 г.). — Казань : Молодой ученый, 2020. — С. 62-66. — URL: https://moluch.ru/conf/stud/archive/384/16201/ (дата обращения: 28.03.2022).



В статье рассматривается возможность введения в России института безусловного базового дохода как альтернативной пособию по безработице модели решения социальных задач, стоящих перед нашей страной.

Исследуются преимущества и недостатки введения данного института.

Автор приходит к выводу, что на современном этапе развития России следует все-таки пойти по пути оптимизации системы имеющихся социальных гарантий, в частности, пособия по безработице.

Ключевые слова: труд, занятость, безработица, социальное пособие, пособие по безработице, безусловный базовый доход.

В настоящее время Россия функционирует в условиях неопределенности. Современные вызовы, в том числе и последствия глобальной пандемии, могут резко обострить социальные проблемы нашего государства. В данных условиях актуальным является поиск эффективной модели решения социальных задач, стоящих перед нашей страной.

Как верно отмечают некоторые специалисты в области права социального обеспечения: «годы рыночных реформ серьёзно осложнили социально-экономическую и политическую ситуацию в российском обществе.

Пассивная политика российского государства на рынке труда сочетается со значительными расходами на социальные программы за счет средств федерального и региональных бюджетов.

Затраты на данные программы, как правило, несоизмеримы с их эффективностью» [1, с.127].

Ст. 37 Основного Закона РФ — Конституции РФ, провозглашая принцип свободы труда и право на труд, вместе с тем упоминает и право российских граждан на защиту от безработицы [2].

В России регулирование указанной сферы осуществляется в настоящее время в соответствии с положениями Закона РФ от 19 апреля 1991 г. № 1032–1 «О занятости населения в Российской Федерации».

В соответствии с указанным нормативным правовым актом, «безработными признаются трудоспособные граждане, которые не имеют работы и заработка, зарегистрированы в органах службы занятости в целях поиска подходящей работы, ищут работу и готовы приступить к ней» [3].

Регулирование данной сферы осуществляется и на международном уровне. Например, Всеобщей декларацией прав человека 1948 года закрепляется за человеком «право на обеспечение в случае безработицы» [4].

По данным Федеральной службы государственной статистики в России в 2019 г. численность безработных составила 3465 тыс. чел., из них 46,7 % — женщины (рис. 1).

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

Рис. 1. Динамика численности безработных за 2017–2019 гг., тыс. чел. [5]

Таким образом, за рассматриваемый период наблюдается незначительное снижение численности безработных. Однако, эта проблема в России с 2020 года приобрела достаточно острый характер. Повышение пенсионного возраста увеличило количество лиц, которые не могут найти себе подходящую работу.

Обострению указанной проблемы способствуют и современные реалии, в частности, вследствие введения ограничительных мероприятий, связанных с распространением глобальной пандемии, численность безработных в период карантина возросла. Численность рабочей силы в сентябре 2020 г.

составила 75,3 млн человек, из них 70,5 млн человек классифицировались как занятые экономической деятельностью и 4,8 млн человек — как безработные [5].

В соответствии с положениями ст. 28 Закона «О занятости населения в Российской Федерации», государство гарантирует безработным, в том числе, выплату пособия по безработице.

Под данным пособием понимаются денежные выплаты гражданам, признанным в установленном порядке безработными, выплачиваемые на протяжении определенного законом срока. Следует отметить, что вследствие изменений, внесенных в 2019 г.

, произошло не только увеличение размера пособия для лиц предпенсионного возраста, но уменьшение общего периода выплаты такого пособия. Если до этого период выплаты не мог превышать 12 месяцев, то теперь сроки снизился до 6 месяцев. Кроме того, было отменено право на повторное получение пособия по безработице (ст. 31 Закона).

По мнению ряда специалистов, указанные изменения могут отрицательно отразиться на положении безработных.

Кроме того, следует отметить низкий уровень пособия по безработице в России: минимальная величина которого в 2020 г. составляет 1500 руб., а максимальная — 12130 руб. [6].

Все это вызывает интерес со стороны ученых и населения к альтернативным моделям решения задач по обеспечению занятости, стоящих перед нашей страной.

В настоящее время в научных кругах активно ведутся дискуссии на тему возможности введения всеобщего базового дохода, [7, с.

334] под которым понимается регулярная выплата гражданам одинаковой денежной суммы независимо от каких-либо условий или ситуаций, в которой находятся получатели. Выплаты осуществляются всем членам общества и не зависят от наличия работы или их уровня дохода.

Всеобщий базовый доход, таким образом, является не адресной постоянной единообразной выплатой в денежной форме [8, с. 81]. В этом состоит отличие всеобщего базового дохода от выплаты пособия по безработице (адресной помощи), для получения которой необходимо соответствовать ряду условий (в частности, являться безработным и состоять на бирже труда).

Аргументы за введение института безусловного базового дохода представлены на рис. 2.

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

Рис. 2. Аргументы за введение института безусловного базового дохода (составлено автором)

Современные ученые также отмечают, что в обозримом будущем перед обществом встанет проблема сокращения количества рабочих мест в результате автоматизации производства. Ввиду наличия данной угрозы настоящие и будущие работники испытывают обоснованную тревогу. С введением базового дохода напряжение в обществе на текущем этапе развития может снизиться.

Данные аргументы побудили Майкла Бомейера (немецкого предпринимателя) организовать проект «Mein Grunde in kommen», в рамках которого 26 человек в течение года получали ежемесячно 1100 долл. Итоги эксперимента показали, что большая часть людей не прекратила работу, кто-то отправился на переобучение, многие стали уделять время социально полезной деятельности.

Уровень тревоги у исследуемых заметно снизился [7, с. 336]. Данное исследование продемонстрировало несостоятельность одного из ключевых аргументов против введения базового дохода — тезиса о том, что эти меры станут препятствием для профессионального развития и экономического роста. Хотя следует отметить, что исследуемая группа была небольшой, а эксперимент продолжался недолго.

В целом, аргументы против введения института безусловного базового дохода представлены на рис. 3.

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

Рис. 3. Аргументы против введения института безусловного базового дохода (составлено автором)

Отдельно хотелось бы затронуть проблему перспектив введения базового дохода в нашей стране. Сама по себе идея обладает потенциалом. По данным опроса European Social Survey (ESS), идею введения безусловного базового дохода в России в 2018 г.

поддержали 73 % населения [9].

Вместе с тем, на реализацию такой программы в России, если устанавливать базовый доход в размере стоимости минимальной потребительской корзины, понадобится примерно 16 % ВВП, что представляет собой неподъемную для бюджета страны сумму.

Помимо вопросов финансирования (важнейших вопросов), для стран со значительной территорией и разницей в доходах, вопреки привлекательности такой идеи, сохраняется актуальность малой эффективности базового дохода.

Данные выплаты устанавливаются в едином размере, хотя определить конкретный показатель, учитывая разницу в доходах между регионами практически невозможно.

Вместе с тем, эта проблема актуальна и для пособия по безработице.

Следующее необходимое условие — наличие устойчивых демократических институтов и активный диалог власти и общества, что в современных российских реалиях является сомнительным.

Выявленные проблемы препятствуют эффективному введению безусловного базового дохода в нашей стране. Аргументы, изложенные выше, указывают на то, что в чистом виде данная идея в современных российских реалиях является утопичной. Однако проблемы, которые призван решить институт безусловного базового дохода, остаются. Можно предложить следующие варианты решения указанных проблем:

– Реформирование идеи базового дохода и применение ее только к отдельным категориям населения. Это позволит нивелировать главные проблемы этой инициативы (отсутствие финансирования и рост социального неравенства).

Однако, в современных реалиях введение безусловного базового дохода, даже в таком виде, на наш взгляд является преждевременным. Все эксперименты в данной области в других странах не показали должного успеха.

Данный институт является еще малоизученным.

– Совершенствование имеющейся системы социальных гарантий, в том числе, выплат пособий по безработице.

Необходимо повысить его размер и дорабатывать порядок предоставления, в частности, увеличить период получения до 12 месяцев (как было ранее), отказаться от лишних бюрократических процедур и т. д.

Более того, на наш взгляд, следует вернуться страховому принципу признать потерю работы страховым риском, что позволит производить выплаты пропорционально утраченному заработку.

По итогам проведенного исследования можно заключить, что институт безусловного базового дохода призван бороться с бедностью, на занятость населения он окажет менее сильное воздействие. Он не уменьшает показатели безработицы, поскольку не стимулирует граждан к поиску работы.

Вместе с тем, его роль для снижения социальной напряженности и поддержания населения в сложной жизненной ситуации более существенна. Хотя данный результат объясняется его более значительным размером. Полагаем, что в случае роста пособия по безработице, можно достигнуть схожего результата. Президент России В. В. Путин, выступая на саммите «двадцатки» 21 ноября 2020 г.

, заявил, что застойная массовая безработица является главным риском вызванного пандемией кризиса, она приводит к росту бедности [10].

Таким образом, безработица и бедность остаются актуальными проблемами, с которыми необходимо бороться, используя все возможные механизмы и опыт других стран.

Литература:

  1. Адриановская Т. Л. Право социального обеспечения. Институт пособий и компенсационных выплат [Электронный ресурс]: учебно-практическое пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция»/ Адриановская Т. Л., Карданова И. В.— Электрон. текстовые данные.— Москва: ЮНИТИ-ДАНА, 2017.— 455 c.— Режим доступа: http://www.iprbookshop.ru/81531.html.— ЭБС «IPRbooks»

Работа и безработица будущего: безусловный базовый доход

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы

Будущее — это не только массовое распространение 3D-печати, беспилотные автомобили и повсеместное присутствие роботов. Будущее — это ещё и безработица. К 2020 году 5 млн человек лишатся работы из-за развития искусственного интеллекта и робототехники. Это данные из отчёта Всемирного экономического форума.

Руководство фабрики в китайском городе Дунгуань заменило 90% сотрудников (650 человек) на роботов и автоматизированные системы. Как показали первые результаты, производительность труда значительно выросла — на 250%.

Даже Сбербанк планирует до конца года сократить 3 тыс. рабочих мест с помощью бота, который сможет самостоятельно писать исковые заявления.

«Четвёртая промышленная революция» приведёт к исчезновению многих профессий, кризису на рынке труда, росту неравенства и экономическому расслоению. Но прежде чем массы вспомнят опыт луддитов, свою роль сыграют новые экономические законы. Безусловный базовый доход — один из инструментов, призванный решить проблему.

Что такое базовый доход

Безусловный доход может решить две глобальные проблемы В самых общих чертах, безусловный базовый доход (ББД) — это концепция, предполагающая регулярную выплату определённой суммы денег каждому члену сообщества со стороны государства или другого института. Выплаты производятся всем, вне зависимости от уровня дохода и без необходимости выполнения работы. Идея эта появилась очень давно. Томаса Пейн в книге «Agrarian Justice» (1795 год) описал выплачиваемый властями основной доход всем лицам старше 21 года. Для Пейна основной доход означал, что каждому человеку принадлежит доля в общем национальном производстве.

Еще в 1943-м концепция того, что у каждого должна быть зафиксирована его доля в национальном богатстве страны, была практически одобрена парламентом Великобритании, но в итоге победила система выплат в зависимости от стажа, зарплаты и других параметров, основанная на идеях Уильяма Бевериджа. Законодатели посчитали, что затея с базовым доходом потребует слишком большого финансирования.

В деталях ББД много нюансов. Сколько именно денег нужно выплачивать? Должна ли эта сумма покрывать базовые потребности человека или её должно хватить на получение образования, некие материальные блага? Откуда брать столько денег, если количество работающего населения неуклонно сокращается? Простых ответов на поставленные вопросы нет, но есть попытки найти дорогу, которая приведёт к ясности. В 2017 году проводятся несколько экспериментов, которые должны показать эффективность процесса безвозмездной раздачи денег от государства и некоммерческих организаций.

Безусловный доход в разных странах мира

Африка Благотворительный фонд GiveDirectly запустил пилотную версию безусловного базового дохода ещё в 2011 году. Программа охватывает беднейшие регионы — Кению, Уганду и Руанду. В GiveDirectly выяснили удивительное: при увеличении охвата снизилось количество людей, желающих получать деньги.

Это в регионе, где денег в принципе нет!

В 2015 году в районе Хоме Бэй (Кения) количество жителей, отказавшихся от выплат, составило 45%. Как оказалось, проблема стала общей для всех общественных организаций, работающих в этом районе.

Другие программы развития, посвященные ВИЧ, воде и санитарии, развитию сельского хозяйства, образованию и расширению прав и возможностей женщин, также сталкиваются с сопротивлением местных жителей.

Потенциальным получателям трудно поверить, что какая-то организация безоговорочно выплачивала бы им зарплату. В результате многие люди начали выдумать различные легенды, чтобы объяснить происходящее. Например, распространяли слухи о том, что эти деньги связаны с поклонением дьяволу.

Спонсором GiveDirectly выступила инвестиционная компания Omidyar Network, созданная основателем eBay Пьером Омидьяром. В одной только Кении на эксперимент выделили почти полмиллиона долларов. Срок проведения составит 12 лет, а число участников достигнет 26 000 человек.

Определённые результаты достигнуты уже сейчас: экономическая активность всех участников эксперимента за год увеличилась на 17%. Это значит, что с ББД меньше участников сидят без работы. Аналогичный эксперимент, проводившийся с 2008 по 2009 год в намибийских поселениях Омитара и Очиверо, показал, что количество безработных в деревне сократилось на 11%.

Всего GiveDirectly получил $23,7 млн от различных инвесторов. 90% этих средств пойдут на выплаты участникам эксперимента, 10% будут потрачены на организацию офиса, оплаты сотрудникам, налоги и другие расходы. В Уганде начала действовать еще один фонд — Eight, основанный в 2015 году. Скоро 50 беднейших семей будут еженедельно получать весомые для них $8,60.

США

Повторить в США то, что удалось сделать в Африке, оказалось проблематично. Если в беднейших деревнях достаточно раздавать несколько долларов — и значительно влиять на условия жизни населения — то в Америке даже несколько сотен долларов не окажут заметного воздействия.

Попытки сделать невозможное предпринимаются. Венчурный фонд Y Combinator в 2017 году планирует начать пятилетнее исследования влияния ББД на общество. Бюджет проекта составит $5 млн.

Деньги планируют потратить на жителей одного из самых неблагополучных городов Калифорнии.

В 2005 году город Окленд занимал первое место по уровню убийств в штате и десятое место в США среди городов с населением более 250 000 человек.

Участниками пилотной программы станут сто семей с детьми из разных этнических и социально-экономических слоёв, с ежемесячным доходом от $1000 до $2000. Им без каких-либо ограничений начнут выплачивать более $1000 в месяц.

Европа

В Финляндии уже стартовал двухлетний эксперимент. Он начался в январе 2017 года для двух тысяч безработных граждан, выбранных случайным образом. Они получают по €560 в месяц вне зависимости от других источников доходов.

Некоторые участники финского эксперимента уже поделились первыми впечатлениями. Они стали заниматься дополнительной работой, выплачивают больше налогов и тратят больше денег на потребление. Многие, получив финансовые гарантии, задумались о развитии собственных стартапов. Интересное наблюдение — участники эксперимента отметили снижение тревожности и депрессивных настроений.

В Нидерландах проект стартует в городе Утрехт. Участники утрехтского эксперимента ежемесячно будут получать пособия в €900 на человека (€1300 на семейную пару). Разные группы участников будут существовать по разным правилам, в их числе будет и контрольная группа, по которой будут калибровать полученные результаты. В Италии проект стартовал в июне 2016 года: 100 беднейших семей получают по $537 из городского бюджета.

Механика безусловных выплат

Пояснительный ролик к эксперименту по выплатам в Финляндии. Упомянутые выше эксперименты, которые проводятся в разных частях мира, это лишь часть всемирного исследовательского проекта. ББД выплачивается по всему миру — от Канады до Индии.

Пока программа распространяется лишь на несколько сотен человек и поддерживается за счет частных инвесторов.

Что будет, если концепция безусловного базового дохода подтвердит свою жизнеспособность? Можно ли масштабировать эффект от одной деревни до размеров хотя бы города в любой развитой стране? Ответы на эти вопросы должны быть заложены в самой экономической модели государств будущего. Деньги не берутся из воздуха.

Безусловный доход объединяет уже существующие социальные и дотационные выплаты. Чтобы начать платить, нужно отменить все социальные пособия, включая пособие по безработице, упразднить пенсию, сократить бюрократический аппарат, сделать платными образование и медицину, повысить налоги и ввести несколько других непопулярных мер.

Пока нет ответа на вопрос, как в долгосрочной перспективе влияет базовый доход на желание человека развиваться. Самый масштабный экономический эксперимент на эту тему проводился всего два года (с 1975 по 1977) в канадском городке Дофин. Любой из 12 тыс. жителей этого населенного пункта имел право на ежегодный доход не меньше определённой суммы — им доплачивали за каждый заработанный доллар.

В результате среди получателей такого пособия уровень госпитализации сократился на 8,5% по сравнению с контрольной группой. Больше подростков стали заканчивать школу, а не бросать её, чтобы искать заработок, и в итоге находили более высокооплачиваемую работу, чем их сверстники. Матери стали больше времени отводить уходу за детьми, при этом кормильцы не стали сокращать свою занятость и компенсировать выпадающий доход пособиями. То есть люди в целом хотели работать, даже если им предлагали возможность этого не делать.

Плюсы и минусы

Безусловный базовый доход: плюсы и минусы, перспективы в России

«Коммерсант» и «Известия» в 2016-2019 годах изучали распределение национального капитала среди жителей РФ. В результате аналитики выяснили, что в руках 3-5% граждан концентрируется более 90% благосостояния России.

Подтверждается этот тезис и данными Росстата. По итогам 2019 года коэффициент Джинни (параметр, описывающий имущественное расслоение) составил 0,411. Это больше, чем в других странах: например, в Германии в 2018 году коэффициент Джинни был равен 0,29. Такой же показатель зафиксирован и во Франции. В странах-лидерах, Словакии и Словении, он составил 0,23.

Имущественное расслоение в России больше, чем в государствах Европы.

Из-за этого тормозится экономический рост: активы, которые могли бы использоваться в экономике, накапливаются у самых богатых. Увеличивается и напряжённость в обществе: работающие по найму протестуют против маленьких зарплат.

Cнизить социальное неравенство, как полагают эксперты, можно безусловным базовым доходом (ББД). Разберёмся, что это такое и каковы перспективы его внедрения в России.

Концепция ББД предполагает, что каждый гражданин ежемесячно получает деньги из бюджета. Критериев по уровню доходов или расходов, имущественному положению не устанавливается: любой житель страны имеет право на выплату от государства.

Размер ББД должен соответствовать базовым потребностям: купить еду и одежду, заплатить за ЖКХ и транспорт, скопить деньги на отпуск.

При этом с дохода нужно откладывать средства на оплату лечения или образования.

Ещё одна особенность ББД в том, что человеку не нужно никуда обращаться за выплатами и собирать документы. Государство должно самостоятельно переводить деньги на счёт или выдавать наличными.

Главный тезис сторонников концепции ББД – достижение свободы человека, а также общественной справедливости. Они доказывают его словами Ж.Ж. Руссо, считавшего, что «Деньги, которыми обладаешь, – орудие свободы; деньги, за которыми гонишься, – орудие рабства».

Ещё одно доказательство необходимости базового дохода – снижение количества людей, которые нужны в экономике.

Например, с 2016 по 2018 годы степень автоматизации в металлургической промышленности России выросла на 54%. Из-за этого в 2017 году предприятия металлургии сократили 1,8 тысяч человек.

Учитывая, что степень автоматизации производства будет увеличиваться и дальше, с каждым годом всё больше людей станут терять работу.

Следующий аргумент, который приводят сторонники концепции ББД – повышение социальной защищённости человека.

Они отмечают, что наличие небольшого безусловного дохода поможет не беспокоиться о фундаментальных нуждах.

При этом предполагается, что жизнь только на базовый доход – временное явление: человеку эти деньги даются, чтобы жить, пока он не найдёт работу, соответствующую навыкам и ожиданиям по зарплате.

Специалисты, полагающие, что базовый доход нереален и выплачивать его не нужно, также подкрепляют свою точку зрения несколькими тезисами.

Они считают, что выплачивать ББД не способна ни одна страна мира. В пример такие специалисты приводят Иран, где уже проводился эксперимент по внедрению базового дохода. Через 5 лет программу, по которой 90% граждан страны ежемесячно получали по $400, пришлось свернуть: в бюджете страны не оказалось денег, чтобы продолжить её.

Кроме того, существенным недостатком концепции ББД её противники считают дестимулирование трудовой активности населения. В доказательство они приводят результаты опроса, проведённого European Social Survey в ноябре 2018 года.

Аналитики определили, что 41% россиян, получив базовый доход, не останутся работать, а уволятся и станут жить в собственное удовольствие.

Противники концепции ББД считают, что утрата такой доли трудоспособного населения приведёт к краху российской экономики: работать будет некому.

Официальные лица предпочитают обходить стороной тему безусловного базового дохода. Ни Президент РФ В. Путин, ни члены Правительства не давали комментариев по вопросу внедрения ББД в России.

Единственным чиновником, высказавшим свою точку зрения о возможности выплаты гражданам РФ базового дохода, оказался заместитель председателя Совета безопасности Д. Медведев.

В ходе партийного совещания «Единой России» в сентябре 2020 года он предложил начать дискуссию о минимальном гарантированном доходе для каждого гражданина страны.

Медведев обратил внимание, что такая модель уже обсуждается в ряде европейских стран, а в Швейцарии в 2016 году даже проводился общенациональный референдум.

При этом реальность ББД в России остается невысокой. Экономисты подсчитали: чтобы платить гражданам РФ по 11,2 тысяч рублей ежемесячно (размер базовой продовольственной корзины), государство потратит 19,756 трлн рублей за год. Для сравнения: в 2019 году все расходы федерального бюджета составили 19,503 трлн рублей.

Таким образом, внедрение базового дохода в РФ пока остается фантастикой. Но высвобождение людей из экономики, развитие потребностей человека и нарастающее социальное неравенство – тренды, которые сделают дискуссию о гарантированном доходе актуальной через 15-20 лет.

Иди и работай: почему безусловный базовый доход не решит проблему роботизации

В апреле 2018 года Илон Маск призвал тысячи рабочих обратно на заводы.

В эфире CBS This Morning, где обсуждались вопросы медленного производства нового электрокара и сложности, возникшие с автоматизацией конвейеров, Маск признался, что роботизация не так хороша, как все ожидали.

Оказалось, что цифровизация и автоматизация — это не самостоятельный и автономный процесс, и, если что-то идет не так, решить проблему могут только люди.

Tesla Model 3 была заявлена как самый дешевый и высокотехнологичный электрокар в мире, укомплектованный всевозможными компьютерными решениями, впрочем, в СМИ ее стали называть не иначе как production hell.

В 2017 году Маск рассказал, что всю программную начинку для электромобиля с автопилотом, который практически полностью зависит от ПО, пришлось переписывать с нуля. В апреле 2018-го появилось журналистское расследование о большом количестве травм на заводе.

В итоге 17 апреля компания объявила, что временно останавливает сборку Model 3 для «улучшения работы автоматики».

В этой ситуации Маск нашел только один быстрый выход из ситуации — убрать сложную систему автоматизированных конвейеров и вернуть человеческий труд и контроль.

Для развития цифровой экономики алармизм оказывается самым плохим помощником.

Это ярко выраженная и быстро распространяющаяся тревожность в отношении предстоящих изменений, страх, что роботы займут наши рабочие места, что искусственный интеллект завоюет мир, что технологии нельзя контролировать.

Но поскольку этот процесс уже не остановить, кажется, нужно хотя бы постараться сохранить баланс роботизации и человеческого труда. В действительности хорошо бы не путать разговоры о возможных последствиях и сами последствия.

Алармизм — это эффектная медиаистория, которая выбирает негативные моменты и успешно работает на ограничения экономической или рыночной выгоды перехода на цифру. На деле же процесс перехода на автоматизацию не так прост. В первую очередь он означает длительные инфраструктурные изменения.

В качестве ответа на эти страхи появились даже специальные ресурсы, предсказывающие, с какой вероятностью конкретные профессии или навыки компьютеризируют, ведь далеко не все профессии можно делегировать технологиям.

Например, вероятность роботизации «интеллектуальных» профессий, таких как учитель, составляет менее 2%. Второе — в разных странах темпы перехода, как и восприятие самой проблемы, отличаются очень сильно.

Великобритания предсказывает сокращение только 21% рабочих мест, а в России вследствие инертности процессов и слабого уровня проникновения технологий 85% населения вообще не испытывает беспокойства по этому поводу.

Третье и самое главное — цифровизация не только не отнимает, но и создает новые возможности и рабочие места. Так, в Германии, например, многие компании жалуются на нехватку квалифицированных кадров и прогнозируют рост производительности труда.

Результатом алармистского дискурса часто оказывается идея о том, чтобы «компенсировать затраты» жизни человека среди роботов, например, с помощью введения безусловного  базового дохода. В  разных странах и ситуациях к таким предложениям относятся по-разному.

За последние несколько лет попытки ввести безусловный доход предпринимались во многих странах Северной Америки, Африки, Европы и Азии.

Где-то они уже прекратились, а где-то так и не запустились: в Швейцарии в 2016 году на референдуме против высказались 77% жителей, в Нидерландах против этого эксперимента в 2017 году выступило Министерство социальных дел и занятости, а в Финляндии в 2018 году эксперимент с безусловным доходом прекратили в пользу новых реформ социальной сферы.

Причины отказа везде оказались примерно одинаковыми: необходимо было перестраивать структуру экономики, перераспределять налоги и льготы на большую часть граждан, сохранять прозрачность принятия политических решений и очень высокий уровень доверия. В то же самое время Россия лидирует по количеству сторонников этой идеи, предполагая, что безусловный доход может решить проблему не только бедности, но и технологического неравенства в связи с национальным переходом на цифровую экономику.

Практика других стран показывает, что цифровизация и роботизация — это длительный и последовательный процесс, который происходит со сбоями, починками, пересмотрами и при этом выявляет системные кризисы внутри страны, как и эксперименты с безусловным базовым доходом.

Это, с одной стороны, большой инфраструктурный проект, даже если речь идет об отдельно взятом предприятии.

С другой стороны — громоздкий социальный проект, в котором необходимы обучение, подготовка, переквалификация, социальная ответственность бизнеса и государства, а также высокий уровень доверия.

На первоначальном этапе безусловный доход может сыграть роль успокоительного, но он не решит главных проблем — системных ошибок экономического развития, регулирования и взаимодействия государства и гражданского общества с высоким уровнем социальной ответственности.

  • Мир Дикого Запада: какие роботы нужны в России?
Ссылка на основную публикацию