Мистическая история успеха – Густав Майринк писатель

Родился: 19 января 1868 г., Вена, Австро-Венгерская ИмперияУмер: 4 декабря 1932 г.

, Штарнберг, Бавария, Германия

Густав Майринк — австрийский писатель-экспрессионист, драматург, переводчик и банкир.

Всемирную славу ему принёс роман «Голем», который стал одним из первых бестселлеров XX века. Майринк наряду с Кафкой и Перуцем сделал литературную Пражскую школу знаменитой.

Густав Майринк родился 19 января 1868 в Вене. Он был незаконнорожденным сыном государственного министра Карла Варнбюллера фон Хеммингена и актрисы Марии Вильгельмины Адельхайд Майер.

В 1919, когда Майринк уже стал известным писателем, Варнбюллеры предложили ему принять семейную фамилию, однако Густав вежливо отказался.

Примечательно, что в тот же день, но на шестьдесят лет раньше родился другой автор-мистик, американец Эдгар Аллан По.…

Густав Майринк — австрийский писатель-экспрессионист, драматург, переводчик и банкир. Всемирную славу ему принёс роман «Голем», который стал одним из первых бестселлеров XX века. Майринк наряду с Кафкой и Перуцем сделал литературную Пражскую школу знаменитой.

Густав Майринк родился 19 января 1868 в Вене. Он был незаконнорожденным сыном государственного министра Карла Варнбюллера фон Хеммингена и актрисы Марии Вильгельмины Адельхайд Майер.

В 1919, когда Майринк уже стал известным писателем, Варнбюллеры предложили ему принять семейную фамилию, однако Густав вежливо отказался.

Примечательно, что в тот же день, но на шестьдесят лет раньше родился другой автор-мистик, американец Эдгар Аллан По. Роль Майринка в австрийской литературе похожа на роль По в американской литературе.

Поскольку его мать была актрисой и много путешествовала с театром, детство и юность Майринка прошли в постоянных разъездах. Он учился в гимназиях — поочередно в Мюнхене, Гамбурге и Праге.

Литературоведы и биографы Майринка считают, что мать писателя относилась к сыну довольно холодно, и мальчик в детстве был лишен материнского тепла.

Некоторые полагают, что именно поэтому писателю так удавались позднее вампирические и демонические женские персонажи и довольно плоскими выходили положительные фигуры. В 1883 начался пражский период жизни и творчества писателя.

Майринк прожил в Праге двадцать лет и много раз изображал этот город в своих работах. Прага не только является фоном для произведений, но и героем в романах «Голем» и «Вальпургиева ночь», а также играет важную роль в самой важной части романа «Ангел западного окна»; её отчетливо видно за несколько абстрактной архитектурой в романе «Белый доминиканец».

Там же, в Праге, с Майринком произошло событие, которое сыграло важную роль в его жизни. О нём он написал в автобиографическом рассказе «Лоцман», опубликованном уже посмертно.

В 1892, когда ему было 24 года, Майринк, переживавший глубокий духовный кризис, решил наложить на себя руки, он уже стоял на столе с пистолетом в руке и собирался расстаться с жизнью, что-то зашуршало под дверью, и он увидел, как в щель ему просунули тонкую брошюрку под странным названием «Жизнь после смерти».

Это произвело на него такое сильное впечатление, что он резко изменил свое намерение. Мистическое совпадение во многом повлияло на всю его дальнейшую судьбу. После этого Майринк погрузился в изучение теософии, каббалы, мистических учений Востока. До самой своей смерти Майринк занимался йогой, которая помогала ему легче переживать сильную боль в позвоночнике.

Результаты этих исследований проявляются в работах Майринка, в которых практически всегда присутствуют оккультные традиции. Однако следует отметить, Майринк оставался дилетантом в мистике. Гершом Шолем, эксперт в иудейской мистике, сказал, что работы Майринка основаны на поверхностных источниках и не имеют связи с настоящими традициями.

В 1889 году вместе с племянником поэта Кристиана Моргенштерна Майринк основал торговый банк под названием «Майер и Моргенштерн», который некоторое время функционировал довольно успешно. Занимаясь банкирской деятельностью не очень усердно, Майринк вел в Праге великосветскую жизнь.

Однажды он даже дрался на дуэли с каким-то офицером из-за неуместного и оскорбительного намека на незаконнорожденность.

В том же, важном для него 1892 году Майринк женился на Едвиге Марии Цертль — но довольно быстро разочаровался в этом браке и не разводился до 1905 лишь из-за упорства супруги и некоторых юридических деталей.

В 1902 году на Майринка в пражскую полицию поступило клеветническое обвинение в использовании спиритизма и колдовства в банкирской деятельности. Он был взят под стражу и находился в тюрьме два с половиной месяца.

Несмотря на конечную доказанность его невиновности, этот инцидент негативно сказался на всех его делах, и он вынужден был оставить своё предприятие.

Опыт пребывания в заключении пригодился ему при написании романа «Голем».

В 1900-е годы Майринк начал публиковать короткие сатирические рассказы в журнале «Симплициссимус», подписываясь фамилией матери. Уже в них виден значительный интерес автора к мистицизму и восточным религиям. В это время Майринк тесно контактирует с пражской группой неоромантиков А. Кубиным, Р. Тешнером, Р. Леппином и О. Винером.

Весной 1903 года вышла в свет первая книга Майринка — «Горячий солдат и другие рассказы». Примерно в то же время он переехал в Вену. И практически сразу публикуется его новый сборник рассказов — «Орхидея. Странные истории». 8 мая 1905 года Майринк женился на Филомине Бернт, которую знал еще с 1896 года.

С новой женой они часто путешествуют по Европе. В Вене Майринк издает сатирический журнал «Der lieber Augustin», продолжая сотрудничать одновременно в пражском «Симпилициссимусе». 16 июля 1906 года у него родилась дочь Фелицитас Сибилла, а в 1908 году в Мюнхене — сын Харро Фортунат.

В том же 1908 году вышел в свет третий сборник рассказов — «Восковые фигуры».

Новую семью Майринк не мог прокормить лишь своими рассказами, а потому ему пришлось стать переводчиком, и, надо признать, он оказался довольно плодовитым на этом поприще: за пять лет ему удалось перевести на немецкий пять томов Чарльза Диккенса. Он продолжал переводить до самой своей смерти, включая различные оккультные тексты и даже «Книгу мертвых».

В 1911 году Майринк с семьёй переехал в маленький баварский городок Штарнберг, а в 1913 году в Мюнхене вышла его книга «Волшебный рог немецкого филистера», в которой были собраны лучшие рассказы из первых трёх его сборников, а также несколько новых.

К 1920 году финансовые дела Майринка существенно поправились, и он смог купить виллу в Штарнберге. Вскоре виллу стали называть «Домом у последнего фонаря» по названию дома в «Големе». Здесь Майринк вместе со своей семьей прожил следующие восемь лет и написал еще два романа — «Белый доминиканец» и «Ангел западного окна».

Зимой 1932 года сын Майринка, Фортунат, катаясь на лыжах, получил тяжёлую травму позвоночника, приковавшую его к инвалидному креслу на всю оставшуюся жизнь.

Фортунат не смог смириться с этим и покончил с собой 12 июня 1932 года в возрасте 24 лет, то есть в том же возрасте, в каком попытку самоубийства предпринимал и его отец. Майринк-отец пережил своего сына только на полгода.

Он скончался 4 декабря 1932 в баварском Штарнберге и был похоронен рядом с могилой сына на штарнбергском кладбище.

  • Романы
  • 1914 — Голем / Der Golem
    1916 — Зеленый лик / Das grüne Gesicht
    1917 — Вальпургиева ночь / Walpurgisnacht
    1921 — Белый Доминиканец / Der weisse Dominikaner
    1927 — Ангел Западного окна / Der Engel vom westlichen Fenster
  • Рассказы
    Рассказы составляют самую большую по объёму часть творчества Густава Майринка, – более 100 рассказов, в том числе:
  • 1901 — Мозг / Das Gehirn
    1901 — Горячий солдат / Der heisse Soldat
    1902 — Козловая закваска / Bocks
  • 1902 — Всё бытие — пылающая скорбь / “В огне страданий мир горит…” / Страданья огнь – удел всей твари / Das ganze Sein ist flammend Leid
  • 1902 — “Больны” / “Болен” / Krank
  • 1903 — Опал / Der Opal
  • 1903 — Чёрная дыра / Die schwarze Kugel
  • 1916 — Майстер Леонгард / Meister Leonhardt
  • 1930 — Женщина без рта / Die Frau ohne Mund
  • Сборники рассказов

1902 — Лиловая смерть / Der violette Tod
1903 — Препарат / Das Präparat
1903 — Проклятье жабы — проклятье жабы / Der Fluch der Kröte — Fluch der Kröte
1903 — Ужас / Der Schrecken
1903 — Смерть колбасника Шмеля / Der Tod des Selchers Schmel
1903 — Царица у загор / Die Königin unter den Bregen
1903 — Доктор Ледерер / Dr. Lederer
1903 — Звон в ушах / Ohrensausen
1904 — Растения Доктора Синдереллы / Die Pflanzen des Dr. Cinderella
1905 — История льва Алоиса / Die Geschichte des Löwen Alois
1906 — Тайна замка Гатауэй / Das Geheimnis des Schlosses Hathaway
1907 — Кабинет восковых фигур / Das Wachsfigurenkabinett
1907 — Альбинос / Der Albino
1907 — Кольцо Сатурна / Der Saturnring
1907 — Мудрость брахманов / Die Weisheit des Brahmanen
1907 — Прага / Prag
1908 — Лихорадка / Das Fieber
1915 — Кардинал Напеллус / Der Kardinal Napellus
1916 — Четверо лунных братьев / Die vier Mondbr
1916 — О том, как доктор Хиоб Пауперзум подарил своей дочери алые розы / Wie Dr. Hiob Paupersum seiner Tochter rote Rosen schenkte
1926 — Часовых дел мастер / Der Uhrmacher
1926 — Половые железы господина коммерческого советника / Die Keimdruese des Herrn Kommerzienrates
1927 — Гашиш и ясновидение / Haschisch und Hellsehen
1927 — Зеркальные отражения / Spiegelbilder
1928 — Магическая диаграмма / Das Zauberdiagramm
1928 — Магия в глубоком сне / Magie im Tiefschlaf
1928 — Солнечный удар / Sonnenspuck
1929 — Чёрный ястреб / Der schwarze Habicht
1929 — Белый какаду доктора Хазельмайера / Dr. Haselmayers weisser Kakadu
1930 — Ночной разговор камерального советника Блапса / Das Nachgespr

Читайте также:  Что такое венчурные инвестиции

1903 — Доблестный солдат / Der heiße Soldat und andere Geschichten
1904 — Орхидеи. Странные истории / Orchideen. Sonderbare Geschichten
1907 — Кабинет восковых фигур / Das Wachsfigurenkabinett. Sonderbare Geschichten

1913 — Волшебный рог немецкого обывателя ( Волшебный рог бюргера ) / Des deutschen Spießers Wunderhorn

1916 — Летучие мыши / Fledermause
1925 — Goldmachergeschichten

  1. Статьи
  2. 1927 — Мой новый роман / Mein neuer Roman
  3. Прочие произведения
  4. 1907 — Kernings Testament (под псевдонимом Kama)
    1923 — На границе с потусторонним / An der Schwelle des Jenseits
  5. Антологии
  6. 1992 — Masterpieces of Terror and the Unknown
    1995 — The Vampire Omnibus
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель
  • Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель

Мистическая история успеха – Густав Майринк писатель

Здравствуй, читатель, сегодня я, снова — Густав Майринк писатель. Меня обвиняли в том, я занимаюсь черной магией в банковском деле. Недоказуемо, сами понимаете. У меня болела спина и я использовал тантра-йогу, чтобы разогревать позвоночный столб, но слухи ходили, что разогреваю я что-то еще.

С таким шлейфом судачеств стало понятно, — карьерный рост в области банковского дела будет медленным, как взросление Белого кедра. Чтобы вы понимали — эта разновидность хвойных за 155 лет подрастает всего на 10 см. Так что я искал способы заработать, положив на это все силы и время.

И это история о том, как я окончательно принял тот факт, что я, Густав Майринк писатель.

Отношения могут быть сложными не только между людьми, но и между людьми и городами

Густав Майринк писатель Праги

Вчера я рассказывал, как все это началось. Сегодня просто продолжу…

1883 год. Я переехал в Прагу и прожил здесь 20 лет. Это город с особым ритмом и особым сердцебиением. Если будете как-нибудь в Праге — ни в коем случае не ходите по туристическим местам. Идите туда — куда несут ноги, если хотите познакомиться с городом, почувствовать его настроение и дух.

Что же до меня, то у нас с этим городом — особые отношения. Повествование моих культовых произведений происходит именно здесь: В «Големе», в «Вальпургиевой ночи», в «Ангеле западного окна». Да, еще о Праге было в рассказе «Лоцман».

Почему именно этот город?

Я бы сказал, что мне нравилось слушать его тишину. Если вы не понимаете, о чем я, то поезжайте в Рим или любой другой европейский город. Чтобы услышать выбранный город — закройте глаза.

В такой момент, если вы умеете видеть и слышать, как умел это я, Густав Майринк писатель, то сможете услышать слои. Они шумят, мельтешат — это наслоение эпох.

Но в Риме, например, их слишком много… Чего не скажешь о Праге.

Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель

Прага — провинциальна. Но разве это изъян? Это только география и территориальная принадлежность. Вот, смотрите что мне удалось записать, когда я слушал город:

«Мой пульс не каждый слышит и способен прощупать. Он глубоко в каменных мостовых, в опорах мостов, в воздухе… Да. Это неуловимый пульс. Поэтому многие туристы здесь, как будто погружаются в дремоту. Они думают, что я сплю.

Но это не так.

И даже яркие люди здесь, которые видят и знают, что я не сплю, попадают в ловушку собственных предубеждений, что в маленьких провинциальных городах ничего не происходит, а чудачества туристов и гостей остаются незамеченными.»

Все знают, где Густав Майринк писатель, там мистика

Но меня всегда сопровождали странности. В прошлый раз я уже упоминал, что после несостоявшегося самоубийства стал много как пожил. И как банкир, и как практикующий йогу, и как отец… Исследователи вероятно из-за густоты событий и необычности самой попытки уйти из жизни, именно этот момент считают точкой отсчета для всего таинственного и непонятного.

“Жизнь после смерти?”..да, я прочитал брошюру. Ничего выдающегося. Но знаково. Честно признаюсь, я и сам после этого ушел в мистику и теософию с головой. И даже занимался йогой.

Густав Майринк писатель и йогин

Здесь, кстати, никакой мистики нет. У меня с юности больная спина. То есть, я все время испытываю боль. Понятное дело, сейчас, «после жизни», с этим проблем нет. Но в годы моей жизни, чтобы облегчить это состояние, я все время занимался определенными видами гимнастики.

  Сильный оффер: как одна фраза может изменить весь бизнес

Постепенно пришел к йоге. А здесь, как известно, сложно ограничиться исключительно физическими упражнениями. Там где начинается йога, появляется интерес и к теософии и к философии. Меня этот интерес приводит к изучению тантра-йоги и техник, при помощи которых я, на самом деле, пытался всего лишь разогреть позвоночный столб.

Мистическая история успеха - Густав Майринк писатель

Я, Густав Майринк писатель — я не психолог

Но сейчас, в XXI веке, вы любите всякие сказки перемешивать с медициной. И называете это, например, психосоматика. На языке психосоматики спина отвечает за то, чтобы выдержать, выстоять. Как вы думаете, мне удалось?

К чему вообще относится это — «выстоять»? А кому не удалось? Их историй ни вы ни я не знаем. Кстати, моя, как вы знаете теперь, тоже почти забыта. Так может эта ваша психосоматика подсказывает — Густав Майринк писатель не выстоял. Или Густав Майринк банкир? Густав Майринк заключенный?

Густав Майринк писатель ищет способы заработать

Если бы я был только писателем, то не представлял бы интерес, как личность. Но я, Густав Майринк писатель, помимо своей литературной деятельности и мистицизма, активно интересовался банковским делом. Мне нужны были деньги. А кому нет? Вот вам. Наверняка тоже нужны. Что вы делаете, чтобы заработать больше?

Если вы работаете поваром — вы всегда сыты. Если вы банкир — вы всегда при деньгах. Так я думал. И обучился на банкира в 1883 году.

Собственно говоря, я, малоизвестный культовый мистик XIX века на самом деле начинал, как банкир. В 1889 году мы вместе с Кристианом Моргенштерном,племянником известного поэта, открыли банковский дом «Майер и Моргенштерн».

Мои банковские и уголовные дела

Поначалу банковские дела шли более-менее успешно. Но, надо признать, Прага относилась ко мне, если так можно выразиться, специфично… и на то у города были причины. Признаю сейчас…

Напомню читателю, что я, Густав Майринк писатель — байстрюк. То есть, незаконнорожденный сын. Это наложило свой отпечаток на мое имя и на отношение ко мне общественности в провинциальной Праге. К тому же, вел я себя не очень провинциально. На фоне серых каменных улиц и тяжелых часто носящих в себе полноводные дожди, туч, я выделялся.

Магический франт банкир

Я одевался очень модно. Я наслаждался жизнью. Я этого всего не скрывал. Что раздражало людей, провинциальных нравов особенно. Но больше, чем лоск франта, обществу «резало слух» мое увлечение мистикой.

Банкир мистик и заключенный

Серость пейзажей в праге как-то успокаивала. Да, если вам не доводилось ее познать, откройте фото, хотя бы даже Карлового моста. А теперь, представьте на фоне этого моста яркого молодого мужчину, который всячески подчеркивает свой достаток и не скрывает своих увлечений чем-то не вполне понятным, таинственным и, возможно, колдовским…

Нет ничего удивительного в том, что общество тут же «зачало», «вскормило» и «вырастило» целую ораву слухов, о том, что Густав Майринк применяет колдовство, чтобы дела в его банковском доме шли в гору.

  Деньги и подсознание: как исправить ошибки в своем ДНК

Последствия такого «кричащего» поведения также не заставил себя долго ждать и реакция властей. Когда слух обрел «почву под ногами» и для общества города Праги уже выглядел, как неоспоримый факт, я получил ответ от города. Город меня обвинял. Беспочвенно. Это все равно, что обвинять кого-то из вас в XXI веке в использовании или хранении криптовалют.

В XIX веке все было не столь технологично. Но мы тоже не скучали. Я, например, часто стрелялся на дуэлях. История знает мало случаев, потому что я научился выходить из этих историй без жертв. Зачастую их провоцировало мое происхождение, а это не повод для смерти. Как по-вашему?

Дуэль без жертв

Однажды, Один из офицеров (история стерла его имя) напомнил мне — банкиру про мое недостойное происхождение в той самой форме, которая логически вытекает в дуэль. Я, в очередной раз отстаивая свое имя, принял вызов и стрелялся с офицером. Но все остаются живы.

А еще, на меня написали как-то бесполезный во всех смыслах донос

В 1902 году. Некий Олич. Также, как и дуэль, по большому счету история не закончилась ничем серьезным. Но отразилась на имени моем, как банкира и на делах банковского дома.

Меня обвинили в том, что я занимался «черной магией в банковском деле»! Представляете? Наверное, у вас подобные заявления — это заголовки желтой прессы, и только. А тогда это был повод.

Поскольку система работала из рук вон плохо, я оказался в заключении на два с половиной месяца. Потом меня оправдали, потому что донос такого типа сложно облечь в факты и доказать что либо.

За отсутствием состава преступления. Меня освободили. Но компенсацию за ложные обвинения, также как и за очернение имени банковского дома я, как вы понимаете, не получил. Доверие в финансовой среде упало.

Так я решился уехать из Праги.

От автора-голема: Его обвиняли в том, что он занимается черной магией в банковском деле. Был оправдан, но банковское дело в Праге было сложно продолжать. Доверие к нему упало. Так окончательно сформировался Густав Майринк писатель. Но денег все равно не хватало.

Когда в бизнесе дела идут не очень хорошо, литература становится отдушиной. Так стало и со мной

В начале нулевых XX века печатали мои небольшие сатирические сочинения в немецком журнале «Симплициссимус», но под другой фамилией — Майринг. Это мамина фамилия. Что же до рассказов, в отличие от моих более крупных произведений, здесь я любил язвительно пошутить.

Читайте также:  R-money — обзор снг- партнерки для заработка на студентах и школьниках

Я, Густав Майринк писатель — теперь окончательно

Я выбрал путь литератора. В вене я выпустил новый сборник под названием «Орхидея, странные истории» и даже успел пожить здесь.

8 мая 1905 год. Снова свадьба. Моя драгоценная жена — Филамина Берт. 1906 год. Рождение дочери. 1908 год. Это сын. Я продолжил свою писательскую карьеру. Путешествовать даже успевал.

Но, наряду со своими успехами в писательстве, я никогда не забывал и о том, что эта деятельность — не то ремесло, которым можно заработать на жизнь, да при этом еще вырастить детей и обеспечить их и жену.

Я зарабатывал переводами, например, до конца жизни

Самые известные:

    Пять томов произведений Чарльза Дикенса;Тибетская Книга Мертвых.

Так что никогда не опускайте руки. Ищите возможности. Не расстраивайтесь долго и не кормите своим вниманием слухи и разрушающие вашу жизнь истории. Больше путешествуйте и чаще тренируйте воображение. Используйте его для чего-то стоящего.

Сейчас я расскажу, как использовал его я при жизни.

  Как заработать на канале YouTube: 6 ключей успеха

Переезд в Штернберг

В 1911 году я с семьей переехал в город Штернберг. Это современный пригород Мюнхена. Сняв дом у озера, я продолжил писать и переводить.

Успех «Голема»

В 1915 году я написал книгу «Голем». Благодаря ей приобретает известность скромную известность. И если среди читателей нашлось мало терпеливых и наблюдательных, то среди режиссеров, нашлись смельчаки, которые занимались экранизацией этой истории.

Кстати, вы знаете, кто такой Голем? В переводе с еврейского, «Голем» — это недоделанная деталь, которая еще не наполнена содержанием.

Густав Майринк писатель:

Идея моего рассказа Голем

Действие происходит в Праге. Рассказчик, от лица которого ведется повествование, находит Шляпу и после этого начинает видеть странные сны.Герой начинает искать хозяина шляпы и находит. Им оказывается камнерез и реставратор, который жил много лет назад в Праге в еврейском Гетто.

Суть: Один раз в несколько десятилетий Голем оживает и выполняет команды, которые некто пишет на листочке и вкладывает Голему в губы.

Сама по себе идея Голема любопытна. Например, я бы не писал сейчас эту статью для вас, если бы не знал, как сделать Голема.

Судьба «Голема» в России

На русский язык произведение перевел советский переводчик, литературовед Давид Исаакович Выготский.

Экранизации «Голема»

  • «Голем» стал настолько популярен, что в 1915 немецкий режиссер Пауль Вегенер снял пятиминутный фильм, посвященный ему.
  • Но это только скромное начало. в 1917 году появляется фильм «Голем и танцовщица», а в 1920 полнометражный фильм «Голем: как он пришел в мир»
  • https://youtu.be/ZEkkcuNys_I

Идея Голема, ожившего глиняного «болвана», была принята европейцами и привлекла своей необычностью. Фильмы про Голема еще ни раз экранизировали. Тематика получила распространения в разных странах. И даже в ваших компьютерных играх множество персонажей, прообразами которых стал мой Голем. На сегодня все. Мне понравилось жить после смерти. А вам? Все ли ситуации вы способны обернуть себе на пользу в жизни?

Небольшой секрет для тех, кто испытывает трудности: если не знаете, как решить задачу — поручите ее Голему.. хотя для этого у вас уже есть автоматизация и боты.

Прощай читатель, Твой, Густав Майринк писатель

Загадочная история успеха

Густав Майринк появился на свет 19 января 1868 года в Вене. Его отцом был государственный министр Карл Варнбюллер фон Хемминген, который не признал сына. Мать Мария Вильгельмина Адельхайд Майер была актрисой. И детство Майринка прошло в постоянных разъездах.

В 1889 году Майринк, выпускник торговой академии, основал собственный торговый банк, а три года спустя в полицию поступило обвинение в использовании колдовства в банкирской деятельности. Он был взят под стражу и находился в тюрьме два с половиной месяца. Несмотря на доказанную невиновность, репутация была испорчена, и он вынужден был оставить банковское дело.

В 1883 начинающий автор переехал в Прагу, где прожил 20 лет. Этот город стал не только фоном для его произведений, но и чуть ли не главным героем его романов. В произведениях Густава Майринка происходят удивительные вещи. К чему-то подобному писатель стремился и в жизни. Он был завсегдатаем спиритических сеансов и оккультных собраний.

В 1892 году, когда Майринку было 24 года, он переживал глубокий духовный кризис и решил наложить на себя руки.

Когда писатель стоял на столе с пистолетом наготове, что-то зашуршало под дверью и он увидел, как ему просунули тонкую брошюру “Жизнь после смерти”.

Это событие во многом повлияло на всю его дальнейшую судьбу – Майринк погрузился в изучение мистических учений Востока. До самой смерти он занимался йогой.

В начале 1900-х годов Майринк публиковал короткие сатирические рассказы в журнале “Симплициссимус”, а в 1903 году вышла в свет его первая книга “Горячий солдат и другие рассказы”. Майринку пришлось стать переводчиком. За пять лет ему удалось перевести на немецкий пять томов Чарльза Диккенса.

Первый и самый известный роман Майринка, “Голем”, увидел свет в 1915 году. В основу книги была положена легенда об иудейском раввине, создавшем живое существо из глины и оживившем его заклятьем.

В 1916 году был издан роман “Зелёный лик”, а ещё через год “Вальпургиева ночь”. К 1920 году финансовые дела Майринка существенно поправились и он смог купить виллу в Штарнберге.

Здесь он прожил следующие восемь лет и написал ещё два романа: “Белый доминиканец” и “Ангел западного окна”.

Зимой 1932 года сын Майринка получил тяжёлую травму позвоночника, катаясь на лыжах. 24-летний юноша не смог смириться с жизнью в инвалидном кресле и наложил на себя руки. Полгода спустя не стало и отца.

Над его надгробным камнем можно разглядеть всего одно слово – “Живу”.

В романе «Голем» автор выстраивает уровневую модель мира. Критерием возвышенности в мире «Голема» является степень просветлённости персонажа, которую условно можно определить как одухотворённость.

Вся тёмная сторона бытия представлена в образе Аарона Вессертрума. Для характеристики своих героев Майринк помимо портрета, особенности речи наделяет их символичными профессиями.

Вассертрум – старьёвщик – человек, который торгует старыми вещами, причём он существует исключительно в пространстве неодушевлённости.

Как следствие, главной чертой Вассертрума становится гипертрофированная алчность, которая полностью владеет этим героем, изгоняя из него всё человеческое.

Аарон Вассертрум имеет антагониста – Шемайю Гиллеля, который из всех образов занимает самую высокую позицию в одухотворённости.

Гиллель – архивариус, его служба состоит в том, чтобы вести реестр живых и мёртвых. И главный герой понимает: под живыми и мёртвыми подразумеваются не тела, а души людей.

Алчность старьёвщика – миллионера, которому принадлежит почти треть города, противопоставлена щедрости Гиллея, который раздаёт все свои деньги нуждающимся. И в этом сопоставлении видимое богатство Вассертрума переходит в его духовную бедность, а внешнее безденежье Гиллеля имеет внутреннюю наполненность.

У каждого есть возможность начать всё заново. И это происходит всегда, каждую секунду. Надо просто спросить себя: “Кто я на самом деле? Без штампов без границ? И тогда можно уловить момент и услышать правильный ответ. Без этого нет жизни.

Цитаты

Голем (Der Golem, 1914)

“Люди не идут никаким путем, ни путём жизни, ни путём смерти. Вихрь носит их, как солому. В Талмуде сказано: “прежде, чем Бог сотворил мир, он поставил перед своими созданиями зеркало, чтобы они увидали в нем страдания бытия и следующие за ними блаженства.

Одни взяли на себя страдания, другие – отказались, и вычеркнул их Бог из книги бытия”. А вот ты идешь своим путём, свободно избранным тобой, пусть даже неведомо для тебя: ты несёшь в себе собственное призвание. Не печалься: по мере того, как приходит знание, приходит и воспоминание.

Знание и воспоминание – одно и то же”.

  • “На Земле часто поступок хороший и честный ведёт к таким же последствиям, как и самый дурной, потому что мы, люди, не умеем отличать ядовитого семени от здорового”.
  • Ангел западного окна (Der Engel vom westlichen Fenster, 1927)
  • “Что, если не Творец создал воображение, а воображение — Творца, ведь в таком случае человек — лишь жертва своих собственных иллюзий?”
  • “Каждое существо бессмертно, только не знает или — при появлении своем на свет, а может, покидая его — забыло это, посему и нет у него никакой вечной жизни”.
  • “Временами вещи имеют над нами большую власть, чем мы над ними; возможно, в таких случаях они даже более живые или лишь притворяются мёртвыми”.

“Мы, люди, не знаем, кто мы есть. Самих себя мы привыкли воспринимать в определенной “упаковке”, той, которая ежедневно смотрит на нас из зеркала и которую нам угодно называть своим Я.

О, нас нисколько не беспокоит то, что нам знакома лишь обёртка пакета со стандартными надписями: отправитель — родители, адресат — могила; бандероль из неизвестности в неизвестность, снабженная различными почтовыми штемпелями — “ценная” или… ну, это уж как решит наше тщеславие”.

“А что такое бессмертие, если не память?..”

“Страх – это удел тех, кто пытается обмануть судьбу”.

Читайте также:  Новая бесплатная книга: serm: управление репутацией в поисковых системах

Мистический банкир // Jewish.Ru — Глобальный еврейский онлайн центр

«Вы думаете, что наши еврейские книги просто по прихоти написаны только согласными буквами? Каждый должен для самого себя подыскать к ним тайные гласные, которые открывают только ему одному понятный смысл – иначе живое слово обратилось бы в мертвую догму».

14 августа 1892 года автор этих строк Густав Майринк в своей съемной квартире в Праге стоял на письменном столе с пистолетом у виска. Рядом лежала предсмертная записка для матери. В этот момент в щель между полом и дверью кто-то просунул брошюру.

Густав спустился, чтобы посмотреть на нее, и прочел на обложке: «Жизнь после смерти».

«Это знак!» – понял будущий автор «Голема» и передумал стреляться. Странная книжица с эзотерическим содержанием сыграла для него роль «тайных гласных», которые он подставил к «согласным» своей судьбы. Он сделал вывод, что текст жизни должно читать в мистическом ключе.

С тех пор Майринк серьезно увлекся каббалой, теософией, йогой, спиритуализмом, герметизмом и прочими мистическими учениями, которые в широком спектре предлагал конец XIX века.

После пережитого им в 24 года откровения он решил посвятить себя исследованию тайн Вселенной и уже никогда не сворачивал с этого пути.

Незаконнорожденный сын вюртембергского министра Карла фон Варнбюлера и немецкой актрисы Марии Вильгельмины Адельхайд Майер – от нее он получил свою фамилию, позже переделанную под писательский псевдоним – провел детство в переездах: профессия матери зависела от выгодного ангажемента. Родившись в Вене, он жил в Мюнхене и Гамбурге, пока в 1883 году не оказался в Праге, где окончил торговую академию. В 1908 году в этом заведении пройдет курсы по страхованию Франц Кафка.

В 1889 году вместе с племянником поэта Кристиана Моргенштерна молодой человек основал банк. Начало деловой карьеры Майринка казалось успешным, хотя в образ типичного банкира он не вписывался. Начинающий финансист вел яркую светскую жизнь.

Он посещал модные пражские кафе, где любил представляться сыном короля Баварии Людвига II, первым в городе приобрел автомобиль, наряду с Артуром Конан-Дойлем и Брэмом Стокером стал членом Герметического ордена «Золотая Заря» и вступил в теософскую ложу «У голубой звезды».

После душевного переворота 1892 года Майринк увлекся не только мистицизмом, но и писательством. Начинал он с публикаций сатирических рассказов, однако становиться профессиональным автором и бросать банковское дело не стремился. Все изменилось после того, как Майринк побывал в тюрьме.

В 1902 году его обвинили в мошенничестве – в вину вменялось в том числе то, что банкир якобы с помощью спиритуализма добивался успеха в финансовых операциях. Через 2,5 месяца его отпустили за отсутствием улик. Заключение обернулось для Майринка катастрофой.

Репутация в деловых кругах оказалась подорвана, ему пришлось оставить банковское дело и найти для себя новое поприще.

Прага, в которой он провел 20 лет, стала ему невыносима. Город еще будет полноправным героем нескольких его книг, однако жить в нем писатель больше не сможет. В 1903 году Майринк решил начать все сначала там, где появился на свет – в Вене.

Здесь он устроился редактором журнала Der liebe Augustin и продолжил писать едкие сатирические истории на злобу дня. Также для заработка он занимался литературными переводами – в частности, перевел с английского чуть ли не всего Чарльза Диккенса.

Вместе с этим Майринк активно участвовал в спиритических сеансах, метафизических и оккультных опытах, занимался йогой и осваивал технику «пробуждения магического жара» под руководством итальянского мага Чино Фармизано.

Активное занятие оккультными практиками вылилось в его мистические повести и рассказы, написанные в духе Эдгара Аллана По. Постепенно эта часть творчества писателя стала превалировать над ироническими произведениями.

В 1907 году он начал работать над своим первым романом – «Големом».

Как рабби Лёв в легенде XVI века оживил глиняного истукана с помощью имени Б-га, так и Майринк вложил в уста своего «Голема» собственные размышления о поисках истинного «Я» и духовном освобождении.

Тело романа – это исчезнувшие улицы еврейского пражского гетто, и Майринк пускает блуждать по ним своего читателя.

Через лабиринт каббалистических символов, стирая грань между сном и явью, автор приводит его в мир, где в единое целое сливаются для человека истинная свобода, абсолют и бессмертие.

Пока писался «Голем», Майринк успел жениться, обзавестись двумя детьми, девочкой Сибиллой Фелицитой и мальчиком Харро Фортунатом, и переехать с семьей в небольшой баварский городок Штарнберг. Роман вышел в 1915 году и имел феноменальный успех. За несколько последующих лет было распродано более 200 тысяч экземпляров.

Благодаря «Голему» Майринк стал заметной фигурой на сцене немецкой литературы. Однако отношение к нему было более чем настороженное. Шла Первая мировая война. В отличие от многих других собратьев по перу на разных сторонах баррикад, Майринк не испытывал радости и патриотического воодушевления, когда разразилась война. Это вызвало недоумение читающей публики.

Ситуация обострилась с выходом сборника рассказов «Волшебный рог бюргера» – там были ранние сатирические произведения писателя, в которых остроумно высмеивалась косность обывателя. В книге увидели «антинационализм» – выражение одного из критиков – и атаку на государственные интересы Австро-Венгрии.

Сборник в итоге запретили, а в Майринка полетели не только стрелы критики, но и камни от тех самых обывателей.

На этом фоне в 1916 году вышел «Зеленый лик» – второй роман писателя, описывающий мир, где нет ничего устойчивого, а люди находятся в жадном поиске новых опор существования.

Роман, отражающий не суть, но атмосферу своей эпохи, имел колоссальную известность и хорошо продавался. В эти годы Майринк получил не только литературное, но и семейное признание.

Варнбюлеры попросили его вспомнить о своем родстве и принять фамилию отца. Майринк ответил вежливым отказом.

После выхода в 1921 году романа «Белый доминиканец» писатель переживал не самые лучшие времена. Экономический кризис и гиперинфляция в Германии заставляли его браться за любую поденщину: от переводов и редактирования книг по магии и оккультизму до написания спортивных заметок в журналы.

Последние годы его жизни прошли в борьбе с болезнями и работе над романом «Ангел западного окна», в котором его герои предпринимают очередную попытку сломать преграду между жизнью и смертью, проникнуть туда, где земное смыкается с потусторонним.

В нем Майринк вновь вернулся к мистике еврейской Праги, вспомнил каббалу и рава Лёва и окончательно закрепил за собой славу автора, вписавшего пространство еврейского квартала в мировую литературу.

Из-за связи книг Майринка с еврейской культурой его нередко самого принимали за еврея. Этому способствовало и то, что фамилия его матери Майер была распространена среди австрийских евреев.

Когда к власти в Германии придут нацисты, его объявят «еврейским автором» и запретят.

В изданной в СССР литературной энциклопедии 1929-1939 годов в статье о Густаве Майринке указывалось, что он родился «в еврейской буржуазной семье».

В 1932 году сын Майринка, Харро Фортунат, стал инвалидом из-за тяжелой травмы позвоночника. Он покончил с собой в возрасте 24 лет. В этот раз не нашлось подброшенных судьбой брошюр, которые уберегли бы молодого человека. Через шесть месяцев, 4 декабря 1932 года, умер его безутешный отец.

На могиле Майринка выбито слово Vivo, «живой». Писатель полагал, что смерть есть не конец, а переход в другое состояние.

Для него проклятие современного человека состояло в том, что его сознание не позволяет ему достичь освобождения бессмертной души от бренного тела.

Поэтому духовные упражнения, занятия йогой и каббалистикой были в представлении автора «Голема» еще одним способом обрести вечный союз с самим собой.

Отвечая на вопрос, существует ли бессмертие, Майринк писал: «Нет ничего другого, кроме бессмертия. Жизнь и бессмертие – одно и то же. Того, что обычный человек понимает под смертью, не существует». Подобно герою своего романа «Зеленый лик» он хотел постигнуть взором два мира, земной и потусторонний, различая все черты и оттенки обоих. И быть «истинно живым» в обоих мирах.

Старый друг писателя, карикатурист Томас Теодор Гейне, считавший себя убежденным материалистом, рассказывал, что в день смерти Майринка он наткнулся на странного фокстерьера, играющего в его саду.

Он попытался прогнать собаку, но животное с грустью взглянуло на него, и Гейне тут же вспомнил о Майринке, которого он не видел много лет и у которого был в точности такой взгляд. На следующий день он узнал о смерти писателя. И тут же вспомнил их первую встречу.

В тот день Майринк обещал, что однажды докажет Гейне истинность учения о бессмертии и переселении душ.

Ссылка на основную публикацию